Главная » Файлы » Статьи » Исторические

И. Начало конфликта между В. И. Лениным и А. А. Богдановым (1907-1909 гг.) .Часть 3
28.01.2012, 12:11

Зная щепетильность (читай - "глупую добросовестность"!) Богданова, в частности, и в вопросах финансовой отчетности, заграничные сподвижники Ленина, оскорбленные обвинениями в нецелевом использовании партийных денег, ответили контрударом. В феврале 1909 г. (сразу же после заявления Богданова от 4 февраля) Каменев, Зиновьев и Таратута предъявили Богданову и Л.Б. Красину обвинение в присвоении партийных денег и в клевете на редакцию. Обвиняемым предлагалось в недельный срок отчитаться во всех денежных расходах, сдать Большевистскому центру все находящиеся у них на хранении деньги и извиниться перед редакцией; в противном случае им грозило исключение из партии 47 . Здесь следует обратить особое внимание на два факта: 1) если февральское заявление Богданова, оцененное "тройкой" как "клевета", не получило огласки (с ним ознакомилась только редколлегия партийной газеты), то обвинение, предъявленное Богданову, было опубликовано для всеобщего ознакомления в "Пролетарии" 48 ; 2) Ленин, который

стр. 38


по своему положению руководителя БЦ должен был с самого начала принять активное участие в разборе дела Богданова и Красина, почему-то отсутствовал на заседании БЦ в тот момент, когда "тройка" выдвинула обвинение против двух его ближайших помощников 49 , хотя к теме обсуждения он имел самое непосредственное отношение, о чем свидетельствует история "Частной финансовой группы большевиков".

Тема партийных денег в РСДРП была болезненной, особенно в годы революции и после нее: партия перешла на нелегальное положение, а это, даже если не принимать во внимание таких крупномасштабных и дорогостоящих акций, как Московское вооруженное восстание в декабре 1905 г. или партизанская война в прибалтийских губерниях в 1905-1906 гг., требовало огромных дополнительных расходов. "Экспроприации" казенных денег в провинциальных окраинах России (Закавказье, Урал, Сибирь), тщательно подготавливавшиеся Боевой технической группой (куда входили Красин и Богданов 50 ), стали все чаще перемежаться с неуправляемым бандитизмом "безработных жертв экономического и политического кризиса" 51 , пытавшихся таким образом спастись от голодной смерти и полицейских репрессий. IV Стокгольмский (1906 г.) и V Лондонский (1907 г.) съезды РСДРП осудили, а затем и окончательно запретили экспроприации, как негодный метод борьбы, способствовавший лишь усилению реакции взамен роста революционной активности масс. Инициатива запрета исходила от меньшевиков, которым большевистские экспроприации не приносили доходов, но зато обвинения в терроризме, исходившие от российских властей, им приходилось делить наравне с большевиками.

Между тем потребность в деньгах отнюдь не уменьшилась. В итоге группа кавказских большевиков во главе с С.А. Тер- Петросяном (Камо), решительно взяв на себя ответственность за нарушение постановлений съездов, провела две дерзкие и хорошо спланированные экспроприации - в марте 1906 г. в Кутаиси, где они захватили 15 тыс. руб. казенных денег, а затем 13 июня 1907 г. в Тифлисе, где ограбили охраняемую казачьим конвоем инкассаторскую карету и взяли рекордную добычу: 241 тыс. рублей. Боевики Камо планировали практически полностью передать деньги Большевистскому центру в качестве анонимного пожертвования (себе они решили оставить только 23 тыс., предполагая использовать их для подготовки новых экспроприации, а также на нужды большевистских организаций Закавказья).

Не имея возможности открыто обратиться в Большевистский центр, группа Камо решила доверить деньги (218 тыс. руб.) трем членам этого Центра, которые были хорошо известны кавказским экспроприаторам по нелегальной партийной работе. Это были Красин, через которого боевики уже неоднократно передавали аналогичные анонимные пожертвования (правда, намного более скромные по размеру) и получали оружие и инструкции по проведению новых акций, Богданов, который организовал несколько успешных экспроприации и знал Тер-Петросяна по Боевой технической группе, и Ленин - руководитель Большевистского центра и сторонник тактики "экспроприации". "Через своего уполномоченного представителя "Камо", инициатора группы (кавказских социал-демократов боевиков. - А.Л .) и технического распорядителя обеих... экспроприации (Кутаисской и Тифлисской. - А.Л .), группа обратилась к этим трем лицам и просила их образовать тайную от партийных и фракционных учреждений коллегию для посредничества между кавказскою группою и партией в деле поддержки партии путем внепартийным". Красин, Богданов и Ленин согласились на это предложение, тем более что кавказцы, доверив им деньги, полностью отказывались от любых форм контроля и вмешательства в расходование всей суммы. "Так была образована "коллегия трех" или "частная Финансовая группа социал-демократов большевиков"" 52 , которая по частям передавала полученную от Камо сумму в Большевистский центр, откуда деньги распределялись на конкретные нужды фракции. Богданов отмечал, что хотя форма передачи была анонимной, тем не менее "в силу разных необходимостей, личного содей-

стр. 39


ствия близких товарищей уже через несколько месяцев все или почти все члены Большевистского центра (насчитывавшего тогда в своем составе 15 человек. - А.Л .) знали индивидуально о происхождении денег", но "поднимать вопрос о них никому, конечно, не приходило в голову", тем более что осенью 1907 г. меньшевики начали официальное расследование событий, связанных с Тифлисской экспроприацией, чтобы по возможности выяснить, куда ушли деньги. Однако дознание, в котором приняли активное участие два члена ЦК (меньшевик Н.Н. Жордания и латышский социал-демократ К.Х. Данишевский), не дало никаких результатов: группа Камо называла себя беспартийными террористами, не обязанными отчитываться перед какими бы то ни было общественными организациями, и расследование вскоре заглохло.

А у большевиков в связи с получением денег начались проблемы: из 218 тыс., переданных "Частной финансовой группе" кавказцами, 100 тыс. руб. оказались в новых 500- рублевых банкнотах, номера которых полиция знала и опубликовала в газетах; "безопасные" 118 тыс. издержались уже к декабрю 1907 года. Прежние источники финансирования вследствие полицейских репрессий стали недосягаемыми, а нелегальная деятельность (от печатания прокламаций и брошюр в подпольных типографиях до организации побегов социал-демократов из тюрем и мест ссылки) требовала денег. Делались попытки так организовать размен 500-рублевых купюр, чтобы не привлечь внимание полиции. В отчете о деятельности "Частной финансовой группы большевиков" Богданов отмечал, что "некоторое время размен этот велся в России, с величайшей осторожностью, и успешно, но слишком медленно". Первая же попытка размена за рубежом кончилась в январе 1908 г. провалом: М.М. Литвинов был арестован. По словам Богданова, "весь характер провала указывал на провокацию", причем сильнейшее подозрение падало на Таратуту, хотя впоследствии выяснилось, что полицию осведомлял Я.А. Житомирский, член РСДРП, живший в Берлине и с 1902 г. получавший по 250 марок ежемесячно за сведения о революционерах. Житомирский, которого Богданов характеризовал как "специалиста по паспортному делу и транспорту", проходил в расследовании большевиков вторым главным подозреваемым, но факты его сотрудничества с полицией подтвердились лишь в 1917 г., при исследовании архива Департамента полиции 53 .

А в середине 1908 г., когда сведения о новом появлении "экспроприированных" в Тифлисе банкнот дошли до объединенного ЦК РСДРП, меньшевики возобновили свое расследование, подключив к нему представителей также и других фракций. Дело принимало серьезный оборот, тем более что следствие совпало по времени с расколом Большевистского центра по вопросу об отношении к участию социал-демократов в работе Государственной думы, а также по вопросу о контроле над партийными средствами. Оформившееся расхождение между Лениным и Богдановым- Красиным ставило само существование "Частной финансовой группы большевиков" под угрозу. С развитием конфликта между участниками этой группы информация о тайных денежных операциях Большевистского центра легко могла стать достоянием всей партии, что было чревато существенным осложнением и без того непростых отношений с меньшевиками и даже прямой дискредитацией большевистских лидеров.

Поскольку конфликт продолжался, то единственно возможный для Ленина выход из ситуации заключался в том, чтобы как можно сильнее отдалиться от двух других участников "Частной финансовой труппы". Для достижения этой цели он принял ряд взаимосвязанных мер. Во-первых, осенью 1908 г. присоединился к Плеханову и вслед за ним обвинил Богданова в ревизии марксизма; во-вторых, 29 июня 1909 г. на 11-м заседании совещания расширенной редакции "Пролетария", где большинство составляли ленинцы, было принято решение, позволившее Конфликтной комиссии БЦ уничтожить всю переписку между Лениным и Красиным (последний был казначеем фракции и руководителем Боевой технической группы, так что в переписке должны были содержаться финансовые отчеты для Большевистского

стр. 40


центра); в-третьих, на этом же заседании ленинцы выработали резолюцию об исключении Богданова из состава БЦ по обвинениям в "ультиматизме", "ревизионизме", "богостроительстве", попытке раскола БЦ и создании фракционной "отзовистской" школы на Капри 54 .

На эту резолюцию Красин отозвался возмущенным заявлением, которое лишь по случайности избежало уничтожения вместе с остальными его письмами: "Ув[ажаемые] тов[арищи], я прибыл в Париж, с целью принять участие в заседании расширенной редакции "Пролетария", но по ознакомлении с принятыми уже резолюциями вынужден отказаться от этого намерения. Резолюцией 10-ти уже удален из коллегии тов. Максимов (Богданов. - А.Л. ), удален без сколько-нибудь доказательной мотивировки, ибо голословная ссылка на отсутствие "принципиального и тактического единства" по отношению к старому товарищу, работающему в партии более десятка лет, одному из виднейших теоретиков и литераторов революционной социал- демократии, свидетельствует, конечно, лишь о пламенном желании вашем "извергнуть его из своей среды" и ни о чем больше. Резолюцией от 29 июня, согласно которой всякий член БЦ, свыше 6 месяцев не принимающий участия в работах коллегии, считается выбывшим из нее, вы создали алгебраическую формулу, дающую вам, или, точнее, правящему ядру заграничных членов БЦ, возможность путем простой подстановки вместо "X" сегодня - Любича (И.А. Саммера. - А.Л. ), завтра - Домова (М.Н. Покровского. - А.Л .) или Вячеслава (Н.А. Рожкова. - А.Л .), выбрасывать из коллегии любого члена, как только он окажется почему-либо не угодным или не удобным правящей коллегии (т.е. проявит "отсутствие принципиального и тактического единства"). Я констатирую, что в худшие времена господства меньшевиков в ЦК нашей партии не было случая столь беззастенчивого проведения политики вышибания по отношению к несогласно мыслящим. В работах такой изуродованной коллегии, исключившей из своей среды члена, выбранного в БЦ большевистскою частью съезда и подготовляющей планомерное изгнание неопределенного числа других членов, столь же полноправных и до съезда не сменяемых, как и вы сами, я не могу принимать участие. Я требую немедленного пересмотра и отмены резолюции об исключении тов. Максимова] и резолюции [о] предстоящих исключениях других членов БЦ. Впредь до отмены этих беззаконных, нарушающих все партийно-организационные нормы, и бьющих в лицо постановлениям и избраниям большевистской части съезда, актов и восстановления нормального состава коллегии БЦ я не могу рассматривать ваших собраний иначе, как собрания частной группы, хотя и хорошо спевшихся друг с другом товарищей. С товарищеским приветом Никольский (Л. Б. Красин. - А.Л .). 30/VI.09" 55 .

Естественно, что вскоре после этого заявления Красин был исключен из БЦ и присоединился к Богданову в Каприйской партийной школе, а к 1911 г. совсем отошел от политической деятельности 56 . Не удивительно, что заявление Красина никогда не публиковалось в большевистских изданиях. Таким образом, двое из трех участников "Частной финансовой группы большевиков" были полностью дискредитированы в глазах партии, а документы, подтверждавшие причастность третьего, уничтожены. В итоге Ленин оказался полностью вне подозрений и мог не опасаться предпринятого меньшевиками расследования: никто, кроме Богданова и Красина, не мог обвинить его в причастности к экспроприациям, а доверие партии к этим двоим было подорвано.

Истинная причина бескомпромиссного противостояния большевистских лидеров по-прежнему оставалась тайной за семью печатями для социал-демократической партии, зато не являлась секретом для Департамента полиции. 24 июня 1909 г. начальнику Московского охранного отделения (МОО) было доложено, что "члены Большевистского центра Богданов, Марат и Никитич (Красин) перешли к критике Большевистского центра, склонились к отзовизму и ультиматизму и, захватив крупную часть похищенных в Тифлисе денег, начали заниматься тайной агитацией против Большевистского

стр. 41


центра вообще и отдельных его членов в частности. Так, они открыли школу на острове Капри, у Горького". Имея другие сведения, начальник МОО донес Департаменту полиции 7 июля 1909 г., что "никакой агитации против Большевистского центра указанные три лица не ведут; школа открывается не на похищенные в Тифлисе деньги, а на деньги, пожертвованные Горьким и другими лицами... У Богданова, Марата и Никитича идут, отчасти на почве философского и тактического разногласия, а главным образом на личной почве, трения с Лениным" 57 .

Моральное состояние Богданова в это время было тяжелым: не имея привычки посвящать кого бы то ни было в свои переживания, в марте 1909 г. он писал Горькому: "Я - человек, а не дерево, и Вы легко можете себе представить, насколько для меня было бы приятно жить с людьми родными по духу, товарищами по великой цели". Богданов оценивал ситуацию очень трезво и последствия своего отлучения предвидел точно: "Самый кризис не так мелок, как Вы думаете; он мелок в случае благоприятного его разрешения и очень крупен в случае неблагоприятного. Мне случалось организовывать не только "идеи", но и людей, и я знаю, что уже свершившийся раскол есть великое препятствие для всего дальнейшего. Исчезает возможность... совместного демократического решения вопросов. Во всех переговорах идут "стенка на стенку", и у каждой стороны равный голос. Я положительно утверждаю, что формальный раскол с меньшевиками в 1905 сделал единую партию почти невозможной - я вел массу переговоров об объединении и пришел к выводу, что если бы не подъем 1905-6 и не давление революцией - никакого толку не вышло бы, мы и сейчас имели бы две партии, и пропасть только углублялась бы" 58 .

Богданов знал наверняка, что Ленин теперь не остановится. И деньги здесь были совершенно ни при чем. Анализ событий, связанных с партийными финансами, не только Богданова привел к выводу о том, что этот вопрос цинично использовался для его компрометации. К. Бейлза, подробно рассматривающий взаимоотношения двух вождей, тоже делает заключение, что обвинение .в присвоении "поганым эмпириомонистом" партийных денег выдвигалось исключительно с целью дискредитировать Богданова в глазах социал-демократов и одновременно с этим уничтожить компрометирующую Ленина документацию, которая для него была недосягаемой, пока находилась в руках Богданова и Красина 59 .

Не зря Богданов ожидал борьбы "стенка на стенку": в приложении к N 47-48 "Пролетария" за 11 сентября 1909 г. появилась статья Ленина "О фракции сторонников отзовизма и богостроительства" 60 , где он объявил, что совещание расширенной редакции "Пролетария" признало Богданова одним из организаторов новой фракции в партии и сняло с себя "всякую ответственность за все политические шаги" его. Статья выглядела обвинительной речью прокурора- профессионала, убедительности ее лишало только одно обстоятельство: Богданов не мог быть виновным в том, что ему инкриминировалось.

Ленин утверждал, что после майской (1908 г.) общегородской конференции в Москве, когда "отзовизм потерпел поражение в открытой борьбе" (18 голосов против 14), Богданов "организует формальную оппозицию "Пролетарию" и начинает никогда до тех пор не практиковавшуюся дискуссию на страницах большевистского периодического органа". Результат: "Вся петербургская организация делится на отзовистов и неотзовистов (выражение рабочих), когда по всем районам и подрайонам Петербурга ведутся дискуссии на платформе не большевиков и меньшевиков, а отзовистов и неотзовистов". То же и в Москве, и в Центральном промышленном районе. ""Пролетарий" выходит теперь 47-м номером... Ни единого номера "Пролетария" не было... где бы хоть строчка была допущена в пользу "бойкотизма" (после 1906 года), отзовизма и ультиматизма, без опровержения этой карикатуры на большевизм". "Вы несли отзовизм в массы вопреки решению официального центра большевиков... Перед нами опять-таки чисто рабочедельский прием загра-

стр. 42


ничников: играть в "демократию , когда нет налицо условий для полной демократии, - спекулировать на разжигании всякого недовольства "заграницей" и в то же время из той же заграницы направлять (посредством "школы") свою отзовистски-богостроительскую пропаганду, начинать раскол среди большевиков и плакаться потом о расколе, -- устроить свою фракцию (под прикрытием "школы") и лицемерно лить слезы по поводу "раскольнической" политики "Пролетария"".

Если все, что в этой статье вменялось Богданову в вину, сопоставить с документами, то получается, что обвинения, предъявленные Богданову, Ленин направил не по адресу. Действительно, "Пролетарий" во всех 47 номерах стойко не пропускал на свои страницы никакую другую точку зрения по вопросу о парламентской деятельности РСДРП, кроме ленинской, а Ленин был "антибойкотистом". Действительно и то, что единственная статья, не совпадавшая по взглядам с ленинскими представлениями о роли думской фракции, принадлежала Богданову. Но если исходить из этих двух реально существующих фактов, то прежде чем признавать вину Богданова, придется согласиться с тем, что эффективность одной-единственной богдановской статьи оказалась выше 47 выпусков газеты по-ленински. Из этого следует, что либо Богданов принадлежал к числу сверхвлиятельных лидеров, либо Ленин преувеличивал его пропагандистские способности.

Далее, Богданов относил себя сначала к "бойкотистам", потом к "отзовистам" и, наконец, к "ультиматистам". Как "бойкотист" он от имени фракции выступал на Котской конференции в июле 1907 г., а Ленин тогда голосовал против всей фракции (документы Котской конференции не опубликованы до сих пор, в те времена о подробностях происходившего на конференции члены партии знали до крайности мало). Как "отзовист" Богданов вел борьбу на Московской общегородской конференции РСДРП в мае 1908 г., которая, по словам Ленина, "его провалила". Как "ультиматист" - напечатал статью в "Пролетарии". Итого - три публичных заявления.

Если опираться на эти реальные факты, то придется признать, что обвиняемый в расколе имел мало возможностей пропагандировать свои взгляды. В частности, на страницах "Пролетария" ему не предоставляли места, а иного печатного органа, как известно, не имелось; ездить в Россию Богданов не мог: после суда в 1906 г. он был изгнан из России; переписки с партийными организациями на местах он также не вел - не только из-за полицейского надзора за корреспонденцией, но и потому, что даже не знал адресов (по конспиративным соображениям такие сведения находилось в компетенции главы БЦ, а не Богданова 61 ). Заграничной школе на Капри (10-12 человек) Ленин, очевидно, авансом приписал роль "прикрытия" раскольнической деятельности и "штаба подготовки кадров" агитаторов- отзовистов: к моменту выхода статьи Ленина школа еще даже не функционировала. Ленин не мог не понимать, что грешил против истины, настолько преувеличив раскольнические возможности своего оппонента.

И все-таки он горячо обвинял его. Очевидно, дело было вовсе и не в Богданове, а в том, что "прусский вариант" политической борьбы, избранный лидером большевиков в целях оживления революционного движения, объективно не мог получить единодушную поддержку во фракции, и оппозиция точке зрения Ленина была не "курьезными", "глупенькими криками", свидетельствующими о "беспредельном узколобии" крикунов, а отражала реальные настроения социал-демократов на местах. Ленин представлял себе революционные силы России, опираясь на собственный опыт работы в массах, когда каждое слово вождя принималось на веру. Но он уже более девяти лет прожил за границей. Ленин уехал из страны, в которой царь был самодержавным, армия - победоносной, парламент, по мнению Николая II, - не более чем "бессмысленным мечтанием" либеральной интеллигенции, а пролетариат еще только постигал азы революции. К сентябрю 1909 г., когда Ленин в "Пролетарии" атаковал Богданова, Россия уже пережила войну с Японией 1904-1905 гг. и потрясения 1905-1907 гг., Московское вооружен-

стр. 43


ное восстание и разгоны Дум; политических ссыльных в стране к этому времени насчитывались десятки тысяч, рабочие же выросли настолько, что многие вопросы оценивали по-своему, без подсказки, и не стеснялись высказывать свою точку зрения, независимо от мнения вождей.

Если Ленин имел возможность оценивать ситуацию в социал- демократическом движении лишь по письмам и по рассказам приехавших из России большевиков, то Богданов сам был очевидцем и участником многих событий. Он знал, что не все волнующее заграничных лидеров социал-демократии находит созвучный отклик у рядовых членов партии. Деление на большевиков и меньшевиков вожди-эмигранты переживали болезненно (особенно во время революции и сразу после нее); на местах же волновались вовсе не по поводу того, кто из лидеров главный и кто еще главнее, а по поводу усиления политической реакции, ущемленного социально- экономического положения большинства населения, и на этом фоне - по поводу решений Думы: если социал- демократический депутат голосует за то, чтобы дети в России по-прежнему оставались неграмотными, зачем такой защитник народных интересов нужен в Думе? Сколько угодно можно говорить, что "специфической задачей тактики для социал- демократов является использование этой Думы в своих целях, в целях распространения идей революции и идей социализма", что "нельзя овладеть современным моментом... не превратив черносотенно-октябристской Думы в орудие социал-демократической агитации" 62 , но слова останутся словами, и бойкотистов-отзовистов они не удовлетворят, пока не будут даны ответы на вопросы, поставленные в этот период самой жизнью, в том числе и на вопрос о действиях думской фракции РСДРП. И Ленин, пытаясь провести свою точку зрения как главную линию партии, должен был устраивать, как он сам называл, "драки", потому что идея, не поддержанная практикой, всегда имеет оппонентов.

На Котской конференции (июль 1907 г.) Ленин отстаивал свою точку зрения в невыгодной ситуации: он был единственным "антибойкотистом" в большевистской фракции, остальные "беки" - бойкотисты. Московская конференция (май 1908 г.), которая, по словам Ленина, "провалила" Богданова, на деле продемонстрировала статистическую пропорцию (18:14), отразившую реальное отношение социал-демократов на местах к думской фракции. И даже в заседании расширенной редакции "Пролетария" 4 сентября 1908 г. по поводу разногласий с "отзовистами" и "ультиматистами", а также по поводу заявления Богданова о выходе из редколлегии "проявилась масса оттенков во мнениях", хотя там собрались наиболее ответственные члены большевистской фракции 63 .

Все говорит за то, что Богданов не был организатором раскола - он был одним из тех многих, кто не во всем соглашался безоговорочно с вождем большевиков. Ленин же был уверен, что "фракция есть свободный союз единомышленников внутри партии", а это, очевидно, значило: все, кто входит во фракцию, должны думать, как ее лидер, а иначе - "скатертью дорога, любезные!.. Мы объявляем теперь самую решительную и непримиримую войну" 64 .

Исключение Богданова из Большевистского центра готовилось с немалым искусством. "Нет ничего более развращающего партию, чем... игра в прятки", - писал Ленин в статье "О фракции сторонников отзовизма и богостроительства". И в статьях и в переписке с партийцами он постоянно выступал за открытую дискуссию по спорным вопросам вместо "подпольной, частной, кружковой" критики, при этом указывал, что "у каждого партийного работника есть свои недостатки и минусы в работе, но надо быть осторожным, чтобы в критике недостатков или разборе их перед центрами партии не переходить границу" 65 .

И вдруг - в период подготовки Лениным совещания Большевистского центра по вопросу о добровольном выходе Богданова из редакции "Пролетария" - полное отступление от заявленных принципов. Содержание писем Ленина Дубровинскому никому в партии, кроме автора и адресата, не было известно в 1909 г., но эта переписка преподнесла сюрприз. Оказалось, что

стр. 44


члены коллегии, уполномоченные разобраться в редакционном конфликте, подвергались предварительно либо тщательному отбору, либо прямому давлению с тем, чтобы при решении вопроса на совещании был обеспечен перевес голосов в пользу позиции Ленина 66 .

Не все шло гладко: вызванный в качестве предполагаемого сторонника Покровский проявил строптивость: "Я и, вероятно, Степанов будем за Максимова (Богданова. - А.Л .)", - и не уступил давлению. Ленин по этому поводу разразился гневной тирадой: "Эти "маральные" обыватели сразу начинают "мараться", когда при них говоришь об исторической задаче сплочения марксистских элементов фракции для спасения фракции и социал-демократии!" Приглашенные Линдов (Г.Д. Лейтейзен), Орловский (В.В. Боровский), М.Н. Лядов (Мандельштам) и Алексинский ответили отказом приехать - каждый по своей причине. Зато Щур (Н.А. Скрыпник) ручался, что "от Москвы отзовист не пройдет". На помощь Ленину выехали "областники", Мешковский (И.П. Гольденберг) и Власов (А.И. Рыков). "Значит, все сделаем" 67 , - с уверенностью сообщил Ленин Дубровинскому.

Действительно, "сделали". Триумфа, правда, не получилось, но цель была достигнута. Беспрецедентная дискредитация политического противника и исключение его из Большевистского центра в обход Устава РСДРП состоялись, а сам конфликт между Лениным и Богдановым может считаться первым документально зафиксированным примером репрессивной борьбы с инакомыслием в среде русской социал-демократии.

Документы, относящиеся к этой истории, неизменно порождают вопросы и ощущение некоторой недосказанности. Нелегко понять, как случилось, что человек, при деятельнейшем участии которого союз малочисленных подпольных кружков стремительно превратился во влиятельную партию, объединявшую более 50 весьма крупных большевистских организаций, оказался ненужным этой партии - и настолько, что, по оценке Ленина, истинным большевикам возможны были в отношении его лишь "полный разрыв и война сильнее чем с меньшевиками", а самому Богданову следовало "раз навсегда отбить охоту соваться... в чужую фракцию". Чем объяснить столь яростное неистовство Ленина?

Отечественная историография по-разному отвечала на подобные вопросы. Одно время считали, что виной всему были философские разногласия. Существовало также мнение, что конфликт выражал противостояние по тактическим вопросам. Затем на первый план вышла точка зрения, что противостояние возникло из-за стремления Ленина к единомыслию в партии. И то, и другое, и третье имело существенное значение, особенно фактор борьбы за единомыслие - по формулировке Ленина, обязательное условие для того, чтобы "проводить в партии в возможно более чистом виде свои принципы" 68 .

Единомыслие было достижимо лишь при наличии непререкаемого авторитета идейного руководителя, которому в партии безоговорочно доверяли. Но каким образом Ленин мог сохранить свое лидерство в партии, не находясь в гуще российского рабочего движения, оставаясь вождем "издалека"? Только одним способом: ориентировать это движение на такие цели, борьба за которые допускала руководство из-за границы. Из всех известных Ленину направлений политической борьбы лишь думская деятельность практически идеально подходила для этого, хотя еще в октябре 1905 г. Ленин утверждал, что оппонентам большевиков "только того и надо, чтобы пролетариат, оставаясь на деле в подвалах, возомнил себя на втором этаже, сфантазировал себя парламентской силой". По его мысли, "без победы революции все победы в "парламенте"... ноль, хуже ноля, ибо [это] засоряет глаза фикцией" 69 . Спустя совсем короткое время Ленину с не меньшей убежденностью пришлось доказывать диаметрально противоположное. Котская конференция показала, что резкая перемена политического курса большевиков сулила партии провал. Тогда он избрал тактику постепенности, где каждый шаг, как в шахматах, зависел от предварительно завоеванных позиций. В ленинских письмах периода спада революции часто встречаются замечания

стр. 45


"пока не время", как будто ему был заранее известен ход событий. Подготовленные Лениным действия только на первый взгляд производили впечатление внезапных. Он медленно, но верно приучал партию к мысли, что думская фракция РСДРП могла вести дело "на прорыв старых законов новою общественною силою" и использовать законы "для пропаганды и агитации, подготовляющей сознание масс для борьбы" 70 . Хотя преувеличенная оценка "легальных" партийных возможностей не соответствовала видимым результатам практической деятельности социал- демократических парламентариев, Ленин никоим образом не хотел пересмотреть, как того требовал Богданов, свою точку зрения на роль думской фракции и отдать предпочтение развитию сети инструкторских школ и групп, способных в короткий срок развернуть действительно массовую социал- демократическую пропаганду, что означало бы перемещение центра партийного воздействия на массы из-за границы в Россию.

На вторые роли Ленин согласиться не мог. В период революционных событий 1905 г., когда роль "заграницы" была минимальной, он болезненно воспринял положение унизительной зависимости и второстепенности, о чем собственноручно писал Луначарскому: "Он (ЦК. - А.Л. ) выспренне презирает заграницу и всех лучших людей упорно не пускает сюда или берет отсюда, и мы оказываемся здесь, за границей, позади" 71 .

Для Ленина оказаться "позади" означало политическую смерть, поэтому лидер большевиков пожертвовал и пропагандистской работой в России и Богдановым, самым деятельным соратником, ради единоначалия в партии, ради сохранения своего лидерства в большевистском движении.

Примечания

1. См.: ИВАНОВ БОГДАНОВ А.А.) Организационный вопрос. В кн.: Третий съезд РСДРП (май-июнь 1905 г.). М. 1959, с. 269- 272.

2. См., напр.: Пятый (Лондонский) съезд РСДРП. 30 апреля - 19 мая (13 мая - 1 июня) 1907 г. М. 1963, с. 170-178.

3. Четвертый (Объединительный) съезд РСДРП 23 апреля - 8 мая (10-25 апреля) 1906 г. М. 1959, с. 469-470.

4. ПОКРОВСКИЙ М.Н. Александр Александрович Богданов (Малиновский) [некролог], - Вестник Коммунистической академии, 1928, кн. 26. с. V.

5. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 19, с. 13.

6. Там же. Т. 47, с. 135.

7. Г.А. Алексинский - A.M. Горькому, 13.1.1909. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 75, oп. 1, д. 27, л. Зоб.-5об. Протоколы Котской конференции 21-23 июля 1907 г. не обнаружены.

8. Архив A.M. Горького. Т. 14. М. 1976. с. 40-41. 125; Горький - К.П. Пятницкому, 9.1V.1908. В кн.: ГОРЬКИЙ М. Сочинения. В 30-ти тт. Т. 29. М. 1955, с. 61-62.

9. ALEKSINSKH G. Portrait de Lenine. Paris. 1958; POSSONY S.T. Lenin: The Compulsive Revolutionary. Lnd. 1965. Цит. no: Неизвестный Богданов. Кн. 2. М. 1995, с. 25. Примеч. 13.

10. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47. с. 224. 226-232; т. 17, с. 1-8, 290-307; т. 19, с. 74-108.

11. Там же, т. 19,с. 80.

12. РОДЗЯНКО М.В. Государственная дума и февральская 1917 года революция. - Архип русской революции, т. 6, Берлин, 1922, с. 12.

13. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47. с. 159-160.

14. См., напр., BAILES К.А. Lenin and Bogdanov: The End of the Alliance. In: CORDIER A.V. Columbia Essays in International Affairs. N.Y.-Lnd. 1967, p. 108.

15. РГАСПИ, ф. 377, oп. 1, д. 55, л. 1. Автограф.

16. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47, с. 142. Письмо A.M. Горькому. 25.11.1908.

17. Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 2. М. 1971, с. 391-392.

18. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47. с. 144.

19. Заявление редакционной коллегии. - Пролетарий, 26(13).11.1908, с. 8.

20. Алексинский - Горькому, 31.V.1908 (РГАСПИ, ф. 75, oп. 1, д. 26. л. 6).

21. РГАСПИ, ф. 377. oп. 1, д. 55, л. 1.

22. БОГДАНОВ А.А. Десятилетие отлучения от марксизма. Юбилейный сборник (1904-1914). В кн.: Неизвестный Богданов. Кн. 3. М. 1995, с. 129.

23. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 25, с. 358; т. 47, с. 144-145.

24. РОДЗЯНКО М.В. Ук. соч., с. 14.

стр. 46


25. МИЛЮКОВ П.Н. Воспоминания. Т. 2. М. 1990, с. 54; АВРЕХ А.Я. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. М. 1991, с. 41; Неизвестный Богданов. Кн. 3, с. 207. Примеч. 21.

26. БИГГАРТ Дж. Предисловие. В кн.; Неизвестный Богданов. Кн. 2, с. 12; ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 19, с. 87.

27. Богданов А.А. В редакцию газеты "Пролетарий". 23.V1.1908 (РГАСПИ, ф. 377, oп. 1, д. 49, л. 1-1об.).

28. Там же.

29. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47, с. 57, 52, 53.

30. Там же, с. 283-284. Заявление подписано также Ин. Дроновьм (И.Ф. Дубровинским) и секретарем редакции Саблиной (Н.К. Крупской).

31. Там же. Т. 19, с. 86.

32. РГАСПИ, ф. 377, on. 1, д. 55.

33. Богданов А.А. Письмо н Бакинскую организацию РСДРП. 4.IX. 1908 (РГАСПИ, ф. 377. oп. 1, д. 60).

34. РГАСПИ, ф. 377, oп. 1. д. 49.

35. Там же, д. 55.

36. Богданов А.А. В расширенную редакцию "Пролетария" (РГАСПИ, ф. 377, oп. 1, д. 261).

37. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47, с. 203.

38. Богданонскую оценку работы Большевистского центра см.: Богданов А.А. В расширенную редакцию "Пролетария" (БЦ), I I.IV.1909 (РГАСПИ, ф. 377, oп. 1, д. 195); его же. В расширенную редакцию "Пролетария" (БЦ), 16.V. 1909 (там же, д. 217); Максимов [Богданов A.A.] и Марат [Шанцер В.Л.] В расширенную редакцию "Пролетария", VI. 1909 (там же, д. 229). Богданов А.А. В расширенную редакцию "Пролетария" (БЦ), 31. V.I 909. (там же, д. 261);

Максимов [Богданов А.А.] и Марат [Шанцер В.Л.]. Отчет товарищам-большевикам устраненных членов расширенной редакции "Пролетария" (там же. ф. 436, oп. 1, д. 22).

39. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 47. с. 221.

40. Неизвестный Богданов. Кн. 2, с. 29. Примеч. 62.

41. Богданов А.А. и Шанцер В.Л. Заявление в БЦ, 7.1.1909 (РГАСПИ, ф. 259, oп. 1. д. 12).

42. Алексинский - Горькому, 13.1.1909 (там же, ф. 75, oп. 1, д. 7, л. 2).

43. Из выступления Ленина на II съезде РСДРП. Цит. по: КИСТЯКОВСКИЙ Б.А. В защиту права. В кн.: Вехи. М. 1991, с. 127.

44. Богданов А.А. В расширенную редакцию "Пролетария", 4.11.1909 (РГАСПИ, ф. 377, oп. 1, д. 159).

45. Шанцер - Богданову, 1909 (там же, д. 156).

46. Богданов А.А. В расширенную редакцию "Пролетария", 1.11.1909 (там же, д. 15).

47. Протоколы Совещания расширенной редакции "Пролетария". М. 1932, с. 162; Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 2, с. 462.

48. КАМЕНЕВ Л. Б. Не по дороге. - Пролетарий, 12.11.1909. Впоследствии Каменев называл это "первым наступлением нашей (ленинской. - А.Л. ) группы... на группу Богданова - Луначарского" (КАМЕНЕВ Л.Б. Между двумя революциями. М. 1923, с. 258).

49. Протоколы Совещания, с. 162-165; Богданов А.А. В расширенную редакцию "Пролетария", 31. V.I 909 (РГАСПИ, ф. 377, оп. 1, д. 261).

50. О'КОННОР Т.Э. Инженер революции. М. 1993, с. 84, 86; КУЗЬМИНЫХ Н.А. Архитектор "нового мира". - Вестник РАН. 1992, N 12, с. 64.

51. БОГДАНОВ А.А. Отчет о деятельности "Частной финансовой группы большевиков", V.I 913. В кн.: Неизвестный Богданов. Кн. 2, с. 100.

52. О'КОННОР Т.Э. Ук. соч., с. 93-94; КУЗЬМИНЫХ Н.А. Ук. соч., с.64; Неизвестный Богданов. Кн. 2, с. 100-101.

53. Там же; О'КОННОР Т.Э. Ук. соч., с. 96.

54. О'КОННОР Т.Э. Ук. соч., с. 95, 77-85; Протоколы Совещания, с. 230-236.

55. Красин Л.Б. Заявление в БЦ, 30.VI.1909 (РГАСПИ, ф. 436, оп. 1, д. 128, л. 5-6).

56. О'КОННОР Т.Э. Ук. соч., с. 109-112, 117.

57. Цит. по: АЛДАНОВ М.А. Убийство Урицкого. В кн.: АЛДАНОВ М.А. Собр. соч. в 6 томах. Т. 6. М. 1991, с.501.

58. Богданов - Горькому, 25.III.1909; 12.III.1909 (РГАСПИ, ф. 75, оп. 1. д. 42. л. 2; д. 43, л. 7-8).

59. BAILES K.A. Op. cit., p. 108.

60. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 19, с. 74, 87, 100-102.

61. РГАСПИ, ф. 377, оп. 1, д. 55.

62. Там же, с. 81.

63. Неизвестный Богданов. Кн. 3, с. 213.

64. ЛЕНИН В.И. Полн. собр. соч. Т. 19, с. 101, 108.

65. Там же. Т. 19, с. 89; т. 47, с. 62.

66. Там же, т. 47, с. 173-177, 177, 178-179 и 179-180. Письма Дубровинскому, 23, 29.IV, 4. 5. V.I 909.

67. Там же, с. 173-174, 178, 179.

68. Там же, с. 203, 119; т. 19, с. 7.

69. Там же, т. 47, с. 86-87.

70. Там же, т. 19, с. 76.

71. Там же, т. 47. с. 53.

стр. 47

Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: и А. А. Богдановым (1907-1909 гг.), часть 2, И. Начало конфликта, между В. И. Ленины
Просмотров: 888 | Загрузок: 0 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0