Палестино-израильские отношения (1991–1993 гг.) - Исторические - Статьи - Разное, Раздел Файлов, Для Игр - Сеть Новостей Мультфильмов Фото Городов
Главная » Файлы » Статьи » Исторические

Палестино-израильские отношения (1991–1993 гг.)
07.02.2013, 10:56

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

русскоязычный поток


Кафедра новой и новейшей

истории


Курсовая работа

Палестино-израильские отношения (1991–1993 гг.)


Минск – 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

Глава I Мадридская конференция и путь от Мадрида к Осло

1.1 Мадридская конференция

1.2 Приход к власти И. Рабина и его политика

Глава II Переговоры в Осло и подписание Декларации принципов

2.1 Конфиденциальные переговоры в Осло

2.2 Декларация принципов и ее значение

Заключение

Приложения

Список источников и литературы


ВВЕДЕНИЕ


Многие ученые считают, что Ближний Восток в настоящее время является одним из самых конфликтных регионов мира. Этот регион находится на пересечении трех континентов, поэтому он имеет очень важное геополитическое значение и постоянно находился и находится в сфере интересов крупнейших и богатейших стран мира, в том числе США, стран Западной Европы и Российской Федерации.

Ключевой проблемой мира на Ближнем Востоке являются палестино-израильские взаимоотношения, которые дестабилизируют обстановку не только в данном регионе, но и во всем мире. Вследствие этого, большинство государств осознают необходимость урегулирования конфликта между израильтянами, с одной стороны, и палестинцами, с другой.

Особую актуальность теме придает тот факт, что за многие годы, прошедшие с 1947 г, не предпринималось каких-либо существенных попыток разрешить противоречия между сторонами, и лишь в начале 1990-х годов наступил принципиально новый этап в развитии палестино-израильских отношений, который характеризовался налаживанием отношений между палестинцами и израильтянами и началом мирных переговоров между ними с целью найти компромиссное решение накопившихся за столько лет конфликта проблем. В результате в период с 1991 по 1993 гг. был подписан целый ряд основополагающих документов, которые дали надежду на урегулирование палестино-израильского конфликта. Однако эти надежды до сих пор не оправдались, и сложно предположить как же дальше будут развиваться палестино-израильские отношения.

Ясно одно: достигнуть мира в регионе можно лишь при условии нахождения компромиссного пути решения проблем в палестино-израильских взаимоотношениях, который позволит урегулировать продолжающийся уже полвека палестино-израильский конфликт и переведет его в мирное русло.

Цель данной работы – проследить эволюцию палестино-израильских отношений в 1991 – 1993 гг. в контексте развития миротворческого процесса по урегулированию ближневосточного конфликта.

В рамках поставленной цели выделены следующие задачи:

Охарактеризовать основные противоречия в отношениях между Израилем и палестинцами;

Рассмотреть Мадридскую мирную конференцию по ближневосточному урегулированию и ее многочисленные треки в качестве начального этапа мирных переговоров между палестинцами и Израилем;

Оценить выборы 1992 г. в кнессет и политику нового правительства по отношению к палестинцам;

Осветить ход палестино-израильских переговоров по конфиденциальному каналу в Осло и проанализировать итоговый документ разработанный сторонами – Декларацию принципов от 13 сентября 1993 года.

Хронологические рамки исследования охватывают 1991 – 1993 года. Правомерность такого выбора определяется необходимостью детального анализа качественно нового этапа в развитии палестино-израильских отношений.

Источниковуюоснову данной работы составил комплекс разнохарактерных, но взаимодополняющих документов на русском языке. Это документы международных организаций и конференций, касавшихся палестинской проблемы; исследования различных историков; речи и выступления государственных и политических деятелей; материалы периодической печати.

Одним из важнейших источников, позволяющих изучить палестино-израильские отношения, явились исследования Пырлина Е. Д. В первую очередь – это его монография 100 лет противоборства. – М.: РОССПЭН, 2001. – 480 с. В своей работе автор подробно рассматривает все этапы развития и различные аспекты палестинской проблемы с конца XIX в. до наших дней в контексте эволюции общей ближневосточной ситуации. Отдельно анализируются острейшие вопросы, связанные с палестино-израильскими отношениями.

Также при исследовании данной проблемы не обойтись без монографии Бакланова А. Г. Ближний Восток на рубеже XXI века: к созданию системы региональной безопасности. – М.: МГИМО, 2001. – 169 с. В этой работе четко обозначены основные направления развития палестино-израильских отношений.

При рассмотрении вопросов связанных с Мадридской конференцией и конфиденциальными переговорами в Осло неоценимую помощь оказал совместный труд арабского и еврейского исследователей Дауда эль-Алами и Ден Кон-Шербока Палестино-израильский конфликт: две точки зрения. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. – 320 с., который носит обзорный характер, не изобилующий новыми фактами, однако содержит различные трактовки одних и тех же событий, что способствует формированию более объективной позиции.

Труд итальянского исследователя, политика Антонио Рубби Палестинский марафон. 30 лет борьбы за мир на Ближнем Востоке. – М.: «Международные отношения», 2001 – 360 с. повествует об истории и развитии палестинского вопроса сквозь призму деятельности Ясира Арафата. Данная работа помогла при оценке Мадридской мирной конференции по Ближнему Востоку и выборов в Израиле в 1992 году в кнессет и политики нового правительства по отношению к палестинцам.

Экономические и политические интересы США в регионе, а также роль США как коспонсора Мадридской конференции подробно рассматриваются в труде Колобова О. А. Соединенные Штаты Америки и проблема Палестины. – Нижний Новгород: Издательство Нижегородского университета, 1993. – 225 с.

Для освещения основных палестино-израильских противоречий, оценки Декларации принципов очень полезна статья И. Д. Звягельской Проблема трансформации палестино-израильского конфликта\ Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие. – М.: МГИМО, 2005 – 521 с.

При написании исследования помогли некоторые авторефераты: Шевелева М. В. Процесс палестино-израильского урегулирования (1991 – 2001 гг.) / Шевелева Марина Васильевна. – Мн.: 2005. – 19 с.

Необходимо выделить резолюции Совета Безопасности ООН, Приглашение на Мадридскую мирную конференцию, Палестинскую национальную хартию, Декларацию принципов. В них содержится немаловажная информация, касающаяся позиции сторон мировой общественности, их итоговые решения, позиции руководства ООН.

Также немаловажное значение при написании данной работы оказали мемуары Шимона Переса – современника описываемых событий, который дал свое видение и свою оценку происходивших встреч и принимаемых решений.

Неоценимую помощь оказала периодическая печать, пресса, где содержалась информация о трактовке событий, оценка иностранных лидеров, их предложения по урегулированию палестино-израильского конфликта, оценка двух и многосторонних встреч. Также необходимо отметить и неопубликованные источники в электронном виде, находящиеся в сети Интернет.

Таким образом, изучив литературу, можно сделать вывод о том, что основная масса источников по данной проблеме – это материалы периодической печати. Пресса является главным источником информации в освещении данного периода событий, которая не нашла еще своего отражения в литературе. Что касается степени разработанности темы в изученной научно-исследовательской литературе можно говорить о том, что накоплен немалый опыт изучения данной проблемы, однако, комплексные, обобщающие труды по изучению палестино-израильских отношений отсутствуют. Проблема остается спорной и малоизученной.

ГЛАВА I. МАДРИДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И ПУТЬ ОТ МАДРИДА К ОСЛО


1.1 Мадридская конференция


В декабре 1987 года на оккупированных Израилем территориях Западного берега р. Иордан и в Секторе Газа началось народное восстание – «интифада». В ноябре 1988 г. Национальный Совет Палестины (НСП) на заседании, которое проходило в Алжире, принял решение об учреждении Государства Палестины со столицей в Иерусалиме в соответствии с нормами международного права, включая резолюцию № 181 Совета Безопасности ООН от 1947 г. Также был принят соответствующий документ – Декларация независимости Государства Палестины. В другом документе – Политическом коммюнике говорилось о готовности палестинцев признать резолюции ООН, что свидетельствовало о стремлении палестинской стороны к политическому урегулированию палестино-израильского конфликта. Таким образом, принятие данных документов, признание легитимности резолюций ООН и согласие палестинцев на политическое решение своих проблем означало фактическое признание Государства Израиль.1 Однако, в настроениях руководящих кругов Израиля даже после провозглашения Государства Палестина не было заметно готовности к проявлению политической гибкости, готовности пойти на уступки.

В конце 80-х все большее число политиков приходило к выводу, что мирная конференция – наилучший, реалистичный и вполне практичный путь к решению проблемы ближневосточного урегулирования, включая палестинскую проблему.2

Окончание «холодной войны» в отношениях между СССР и США и стремление обеих «супердержав» перейти к политике сотрудничества и взаимодействия в международных и региональных делах обусловили достижение совместными усилиями качественно новых результатов. Это в полной мере относилось к проблемам Ближнего Востока.3 Таким образом, в силу сложившихся обстоятельств именно США и СССР, как самые мощные державы, выступили коспонсорами (соорганизаторами) мирных переговоров по урегулированию проблем Ближнего Востока и в первую очередь палестино-израильского конфликта. Как известно, СССР во время «холодной войны» поддерживал в основном арабские страны, которые занимали непримиримую позицию по отношению к Израилю. Желание установить дипломатические отношения явилось основанием для СССР выступить в роли посредника в урегулировании конфликта между палестинцами и израильтянами. США же опасались роста исламского радикализма в арабских странах региона и хотели избавиться от произраильского имиджа, дабы предотвратить рост антиамериканских настроений в умеренных арабских странах.4 Ключевым вопросом являлось согласование позиций СССР и США в отношении принципов ближневосточного урегулирования. Выделяются несколько причин, приведших к сближению позиций СССР и США в 1988 г.: внутриполитические изменения в Соединенных Штатах, процесс демократизации в СССР и изменения в региональной политике государства, интифада, и рост поставок оружия в регион.5 Таким образом, к началу 1990-х годов сложилась ситуация, которая способствовала началу мирных переговоров по ближневосточному урегулированию.

Своеобразным катализатором мирного процесса, включавшего и проведение мирной конференции, явился кувейтский кризис – аннексия Кувейта Ираком и военная операция по освобождению Кувейта «Буря в пустыне», в которой главным действующим лицом явились США. После антииракской войны изменилась расстановка политических сил в регионе – резко ослабли позиции Ирака, противоречия внутри самого палестинского движения сопротивления и ООП, т. к. часть руководства ООП поддержала Ирак в войне с Кувейтом, в т.ч. лично Ясир Арафат. Эта обстановка была расценена как благоприятная для продвижения американских миротворческих инициатив. 6

6 марта 1991 года президент США Джордж Буш на выступлении перед Конгрессом заявил: «Нам теперь надо сделать все возможное, чтобы закрыть пропасть, отделяющую еврейское государство от арабских стран и израильтян от палестинцев».7 Также Буш официально объявил, что американская позиция по ближневосточному урегулированию состоит из четырех пунктов8:

необходимость выполнения резолюций № 242 и 338 Совета Безопасности ООН9;

соблюдение принципа «земля в обмен на мир»;

уважение законных прав палестинского народа;

обеспечение безопасности и мира Израилю.

Таким образом, США хотели добиться территориального компромисса, который бы обеспечил безопасность Израиля и удовлетворил законные права палестинцев.10

В марте 1991 г. Госсекретарь США Д. Бейкер встретился с видными палестинскими представителями, в числе которых были такие известные личности как Фейсал аль Хуссейни, Ханан Ашрави, Сеэб Эркет, Сари Нусейбек, Хейдар Абдель Шафи, Захир Камаль, которые были формально не связаны с ООП. Он предложил им «дистанцироваться» от Арафата, что якобы облегчит установление контактов с израильским руководством, поможет в нахождении путей решения палестинкой проблемы. Таким образом, США также выступали против участия ООП в мирной конференции и поддерживали позицию Израиля, касательно этого вопроса. Однако Фейсал аль Хусейни прямо сказал Бейкеру, что сама встреча стала возможной только благодаря согласию ООП и что в этой организации палестинцы видят выразителя своих интересов.11

Д. Бейкер и министр иностранных дел СССР А. Бессмертных в течение весны-лета 1991-го года осуществили целый ряд поездок по Ближнему Востоку, в рамках которых ими были проведены переговоры со странами региона о проведении мирной конференции и составе ее участников. Результатом этих поездок и переговоров стала разработка США и СССР концепции мирной конференции, которая включала следующие положения: советско-американское сопредседательствование, ведение переговоров на основе резолюций № 242 и 338 Совета Безопасности ООН12, желательно подключение к работе ООН и стран Западной Европы.13 В то же время 28-29 июня 1991 года на заседании в Люксембурге Европейский Совет призвал все страны Ближнего Востока преодолеть последние трудности на пути к урегулированию конфликта, напомнил о праве палестинцев на самоопределение и объявил строительство израильтянами поселений в Секторе Газа и на Западном береге реки Иордан незаконным.14Это заявления Европейского Совета явилось помощью Европы в созыве мирной конференции.

Вторая половина 1991 года должна была многое прояснить в проведении конференции. Поездки Бейкера и Бессмертных по Ближнему Востоку продолжались. В октябре 1991 года после встречи Дж. Бейкера с министром иностранных дел СССР Б. Панкиным и консультаций с руководством Испании было объявлено, что ближневосточная мирная конференция будет проведена в Мадриде.15

Приглашение на мирную конференцию в Мадриде было оглашено 18 октября 1991 года в Иерусалиме. Планировалось, что на конференции будут председательствовать коспонсоры, и проходить она будет на уровне министров иностранных дел. Приглашения получили правительства Израиля, Иордании, Сирии, Ливана, Египта. Также приглашение было направлено Европейскому Сообществу. В качестве наблюдателя было предложено присутствовать в Мадриде представителям Совета сотрудничества арабских государств Персидского Залива (ССАГПЗ) и Союза арабского Магриба (САМ). При этом было сразу решено, что страны – члены ССАГПЗ могут принять участие в организации и работе многосторонних переговоров. ООН была приглашена на Мадридскую встречу в качестве наблюдателя, представляющего Генерального Секретаря. Коспонсоры разъясняли, что конференция не будет навязывать решения сторонам или накладывать вето на достигнутые ими соглашения. Все приглашенные дали согласие на участие в планируемой конференции.16

В приглашении официально изложена форма представительства палестинцев на международной конференции в Мадриде. В тексте приглашения указывается, что прямые двусторонние переговоры будут проведены «в двух направлениях: между Израилем и арабскими странами и между Израилем и палестинцами»17Такая формулировка может предполагать присутствие палестинцев на переговорах в качестве отдельной делегации.

Далее в приглашении оговаривается, что палестинцы будут представлены в составе совместной иордано-палестинской делегации. Положения о том, что палестинская часть делегации будет состоять только из представителей Западного берега реки Иордан и сектора Газа, не связанных с ООП, в тексте приглашения отсутствуют. Соглашение об отстранении от участия в переговорах руководства ООП, а также представителей Восточного Иерусалима и палестинской диаспоры, было достигнуто в устной форме и являлось главным условием, выдвинутым израильской стороной.18

Вопросы, касающиеся состава палестинской части совместной делегации, решались в ходе встреч государственного секретаря США Дж. Бейкера и министра иностранных дел СССР Б. Д. Панкина с палестинскими и израильскими представителями до оглашения текста приглашения на конференцию. В частности в октябре 1991 года Дж. Бейкер встретился с группой влиятельных палестинцев с оккупированных территорий, в числе которых были Фейсал аль-Хусейни и Ханан Ашрави. Одна из главных трудностей состояла в том, чтобы заставить палестинцев и израильтян встретиться за столом переговоров.Как уже выше говорилось было достигнуто устное соглашение о том, что палестинцы будут представлены совместной иордано-палестинской делегацией без участия ООП. Компромисс состоял в том, что ООП предоставлялось право выбора членов палестинской делегации, причем у Израиля не было права вето. Переговоры были нацелены на то, чтобы в течение года достигнуть соглашения об установлении пятилетнего переходного периода. В этот период должны начаться дальнейшие переговоры о постоянном статусе на основе резолюций № 242 и 338 Совета Безопасности ООН.19

Проблема представительства палестинской стороны связывалась с решением вопроса о статусе двусторонних и многосторонних переговоров. До проведения международной конференции в Мадриде арабские страны выразили единую позицию, которая заключалась в том, чтобы рассматривать конференцию и последующие переговоры как единый процесс.20 Израильская сторона, в свою очередь, считала конференцию лишь «церемониальным» актом, а двусторонние и многосторонние переговоры рассматривала как «совершенно самостоятельное мероприятие».21В тексте приглашения на конференцию данное противоречие не разрешено и статус двусторонних и многосторонних переговоров четко не определен. В приглашении лишь указывается, что «прямые двусторонние переговоры начнутся через четыре дня после открытия конференции», а вопрос о многосторонних переговорах будет обсуждаться через две недели после ее открытия.22

В итоге все результаты всех переговоров выразились в «мадридской формуле», в которой был найден приемлемый для сторон компромиссный формат переговоров, сочетавший прямые двусторонние переговоры Израиля с каждым из арабских участников (израильское требование), причем переговорный комплекс включал как двусторонние, так и многосторонние переговоры. Стороны соглашались уйти от своих заявленных позиций, а палестинцы дали согласие на двухэтапное урегулирование. Ключевым элементом стало согласие палестинцев отнести вопрос об Иерусалиме на заключительный этап переговоров.23

Для лучшего понимания существа последующих событий стоит отметить основные позиции сторон (Израиля и Палестины), которых они придерживались накануне и в ходе работы Мадридской мирной конференции по ближневосточному урегулированию и ее многочисленных комитетов («треков»).

Итак, палестинцы:

выступали за создание суверенного палестинского государства, которое включало бы территории Западного Берега р. Иордан, Сектор Газа и Восточный Иерусалим в качестве столицы своего государственного образования;

выражали готовность согласиться на самоуправление сроком до пяти лет при условии, что под их контролем в переходный период будут находиться земля и водопользование на оккупированных территориях, что законодательные акты, непосредственно касающиеся палестинцев, будут издаваться административной властью самоуправляющегося палестинского района;

соглашались на создание конфедерации с Иорданией, но лишь после создания палестинского государства;

обдумывали, в какой форме поставить вопрос о праве на возвращение около 2,5 миллионов палестинских беженцев;

заявляли, что израильские власти должны сделать ряд жестов доброй воли для того, чтобы создать политическую обстановку, которая способствовала бы достижению израильско-палестинской договоренностей: освободить около 10 000 палестинцев-политзаключенных; разрешить палестинцам свободу перемещения и политической деятельности на оккупированных территориях; вывести с улиц палестинских городов солдат и вооруженные патрули.24

Израиль:

выражал пожелание, чтобы арабо-израильские прямые переговоры осуществлялись на двусторонней основе, без предварительных условий и «без вмешательства извне»;

выступал против создания суверенного палестинского государства и возвращение палестинских беженцев к местам их прежнего проживания;

выступал против возвращения всех территорий, оккупированных с 1967 г.;

заявлял о готовности предоставить палестинцам самоуправление на Западном берегу р. Иордан и в Секторе Газа, но Иерусалим оставался неделимым и статус его восточной части не подлежит изменению или обсуждению как на конференции, так и на возможных двусторонних арабо-израильских переговорах;

выражал надежду заключить региональные соглашения по таким вопросам, как контроль над вооружениями и водоснабжением;

хотел признания Сирией, Ливаном и Иорданией права Израиля на безопасное существование и подписания мирных договоров с вышеперечисленными государствами.25

Таким образом, исходя из основных позиций, которых придерживались палестинцы и Израиль, можно сделать вывод о том, что палестинцы готовы были пойти на уступки для скорейшего достижения мира в регионе и требовали лишь реализации законных прав палестинского народа. В это же время израильские власти хотели достигнуть мира «малой кровью», т. е. они требовали значительных уступок со стороны палестинцев и других арабских государств, в то время как сами не хотели признавать законных прав палестинцев, исключая готовность дать им самоуправление. На мой взгляд, следует отметить тот факт, что Израиль не собирался возвращать оккупированные с 1967 года территории, а это лишний раз свидетельствует о том, что Израиль выступает в роли государства-оккупанта, не готового пойти на какие-либо компромиссы.

Накануне открытия мирной конференции участники ближневосточного мирного процесса «осторожно танцевали вокруг чрезвычайно острых вопросов и избегали очевидных, но ведущих в тупик проблем», что было названо «конструктивной уклончивостью», как квалифицировали поведение участников конференции многие СМИ.26

Мадридская конференция проходила с 30 октября по 1 ноября 1991 года. Сопредседателями конференции были Госсекретарь США Джеймс Бейкер и министр иностранных дел СССР Борис Панкин. Делегации Израиля, Египта, Сирии и Ливана состояли из 14 представителей каждая, в то время как иордано-палестинскую делегация включала 28 представителей. Израильскую делегацию возглавил премьер-министр Ицхак Шамир. Руководителем совместной иордано-палестинской делегации являлся министр иностранных дел Иордании К. Абу Джабер, а отдельную иорданскую делегацию возглавил бывший министр здравоохранения Иордании, генерал в отставке А. аль-Маджали, палестинскую – Хейдар абд-аль Шафи. В работе конференции также приняли участие президент СССР М.С. Горбачев и президент США Дж. Буш.27

Несмотря на то, что палестинская делегация состояла из деятелей, формально несвязанных с ООП, все прекрасно понимали, что деятельность палестинцев напрямую координируется из Туниса, где находился Ясир Арафат. Каждый день палестинцы отчитывались перед ним, поэтому Фейсал Хусейни окрестил отношения палестинской делегации с ООП «политикой по факсу». Получилось, что те, кто определял курс переговоров, в них не участвовал, тогда как те, кто принимал участие, не имели своего слова.28

Министр иностранных дел Египта Амр Муса на конференции огласил ключевые аспекты арабской позиции:

соблюдение Израилем прав палестинского народа;

распространение требований резолюции Совета Безопасности ООН № 242 на Западный берег р. Иордан и Голанские высоты;

прекращение строительства израильских поселений на оккупированных территориях;

признание особого статуса священного Иерусалима.29

В ответ 31 октября 1991 года Израиль заявил, что страна резолюции Совета Безопасности выполнила, относительно вывода войск с оккупированных территорий.30 Что касается Голанских высот, то Израиль согласился на возврат Сирии этих территорий, но при условии, что войска остаются и израильские поселения неприкосновенны.31

1 ноября 1991 года Палестине состоялся «день гнева»: палестинцы выступили против проведения Мадридской конференции и переговоров.32

В ходе работы конференции палестинцы проявили готовность вести переговоры о самоуправлении на Западном берегу р. Иордан и в Секторе Газа, но при условии незамедлительного вывода войск из городов с арабским населением. Израильтяне же соглашались рассматривать данное предложение при условии растянутого во времени графика передислокации войск.33

Х. Шариф обращает внимание обращает внимание на самостоятельную деятельность палестинской делегации, несмотря на то что она была часть иордано-палестинской делегации, что выражалось в том, что главы палестинской и иорданской делегаций сидели за столом переговоров наряду с главами остальных делегаций, Х. абд-аль Шафи встречался с президентом США Дж. Бушем, королем Испании Хуаном Карлосом I и премьер-министром Испании Ф. Гонсалесом.34 Все это свидетельствует о том, что палестинская делегация рассматривалась всеми участниками Мадридской конференции, за исключением Израиля, как равноправный партнер в переговорах.

Также в ходе работы Мадридской мирной конференции по ближневосточному урегулированию обсуждались проблемы водных ресурсов, контроля вооружений и беженцев.

На первом этапе переговоров было обеспечено плотное практическое взаимодействие двух коспонсоров. Это, в частности, относилось к координации деятельности двусторонних переговоров и организации многосторонних переговоров по ключевым ближневосточным проблемам.35

1 ноября в заключительной речи на Мадридской конференции Бейкер заявил о прорыве, достигнутом с началом «прямых двухсторонних переговоров». Бейкер и Панкин призвали к немедленному началу двухсторонних переговоров.36

Главными итогами конференции явились следующие итоги: стороны впервые приняли формулу «Мир в обмен на территорию»; впервые за стол переговоров сели все непосредственно задействованные в конфликте стороны, были намечены пути к двусторонним прямым переговорам и многостороннему диалогу, к признанию общих интересов; США стали доминирующей третьей силой на Ближнем Востоке.37

3 – 4 ноября 1991 года в Мадриде прошел первый раунд двухсторонних переговоров. Вследствие того, что Израиль не хотел, чтобы конференция и переговоры переросли в единый переговорный процесс, он отказался от продолжения переговоров в Мадриде.38

29 ноября 1991 года Иордания, Ливан, Сирия и палестинские представители согласились на предложенное США и СССР возобновление двусторонних переговоров в Вашингтоне 4 декабря, однако Израиль заявляет, что не будет готов к возобновлению переговоров до 9 декабря. 11 декабря 1991 года начались переговоры между Израилем и делегациями из Сирии и Ливана, однако переговоры между Израилем и объединенной иордано-палестинской делегацией так и не начинаются, потому что снова возник конфликт по поводу самостоятельного представительства палестинских земель.39

Переговоры по процедурным вопросам между Х. абд-аль Шафи; А. аль-Маджали и Э. Рубинштейном проходили в кулуарах. Как компромисс палестинцы предложили сформировать 2 комитета для обсуждения двусторонних проблем и общих вопросов, касающихся трех сторон. Израильтяне согласились только с формированием трехстороннего комитета. В результате начал работу только комитет по общим вопросам.40

Исследователи отмечают, что при содействии американской стороны к началу третьего раунда переговоров разногласия были устранены. При начале переговоров в Вашингтоне имела место «коридорная дипломатия», когда находящиеся в разных комнатах участники обменивались меморандумами.41

Нельзя обойти вниманием и влияние распада СССР на развитие мирного процесса. С одной стороны, уменьшилось воздействие политико-идеологических штампов на формирование курса Российской Федерации в регионе. Улучшились отношения России со странами Персидского залива, Марокко и рядом других государств. Вместе с тем, как указывает Бакланов А. Г., « снизился «рейтинг» России в качестве экономического и финансового донора».42

В целом же за Российской Федерацией сохранилась роль коспонсора, что нашло отражение в том, что именно в Москве в январе 1992 года прошел первый раунд многосторонних мирных переговоров. В ходе многостороннего обсуждения разрабатывались решения наиболее острых проблем общерегионального масштаба. Были созданы пять рабочих групп: по контролю над вооружениями и региональной безопасности (РГКВРБ), беженцам, по экономическому развитию, водным ресурсам, проблемам окружающей среды. Также к многосторонним мирным переговорам были привлечены ряд стран Европы, Канада, Япония, Китай и др., что позволяло эффективно использовать опыт и возможности этих государств для нахождения оптимальных путей решения проблем регионального характера.43

Однако, по свидетельству Пырлина Е. Д., никакого видимого прогресса в Москве достигнуто не было. На московский раунд конференции не приехали представители Сирии и Ливана, также палестинцы не были приглашены для участия в пяти созданных рабочих группах, а их предложение сформировать еще две группы – по проблеме Иерусалима и по правам человека – не встретили поддержки у коспонсоров. Явное нежелание обострять ситуацию просматривалось и в решении сопредседателей не приглашать в Москву делегации Ирана, Ливии и Ирака.44

В мае 1992 года состоялись первые заседания рабочих многосторонних групп – в Вашингтоне – по контролю над вооружениями и разоружению, в Оттаве – по беженцам, в Вене – по водным ресурсам, в Брюсселе – по экономическому сотрудничеству, в Токио – по окружающей среде.45

В это же время произошло значительное охлаждение американо-израильских отношений. Израильские ссылки на невозможность принимать участие в конференции из-за обострения внутриполитической обстановки в Израиле не принимались Вашингтоном во внимание. Все же главная причина охлаждения отношений лежит, по всей вероятности, в нежелании Израиля принять формулу «земля в обмен на мир» как основополагающего принципа ближневосточного урегулирования.46


1.2 Приход к власти И. Рабина и его политика


Однако работа всех групп была прервана досрочными выборами в Израиле 23 июня 1992 года, в результате которых правительство возглавил лидер партии Авода (Партия труда), вступившей в союз с левой партией Мерец, Арабской демократической партией, Ицхак Рабин. После 15-летнего правления правых из блока Ликуд к власти пришли лейбористы и другие участники блока левых сил. Этот факт был с удовлетворением отмечен в Соединенных штатах, России и европейских столицах. Оценки со стороны арабских стран носили, разумеется, более сдержанный характер и все же в них выражалось не меньшее удовлетворение.47

Вступая в должность, Ицхак Рабин заявил, что мирный процесс будет возобновлен с новой силой и палестинцы будут равноправными партнерами в поисках взаимоприемлемого решения.48

Характеризуя значение победы партии Авода на данных выборах в кнессет, Шимон Перес отмечал: «Если бы израильская общественность не решила в июне 1992 года сменить политику «топтания на месте» на политику «преодоления трудностей», не возникло бы никакой реальной возможности осуществить тот резкий поворот во внешней политике, который сегодня стал основой взаимного признания между Израилем и ООП».49

Победа партии Рабина – Переса на выборах в кнессет создала довольно парадоксальную ситуацию в американо-израильских отношениях: несмотря на то, что администрация Буша была заинтересована в победе на выборах партии Авода, новое израильское руководство проявляло заинтересованность в победе на президентских выборах в США Билла Клинтона, опасаясь излишне «проарабского» крена в ближневосточной политике республиканцев.50

Также после победы на выборах партия Авода внесла изменения в свою политическую платформу, которые касались возможности ведения переговоров с палестинцами, даже назначенными ООП, при соблюдении палестинцами двух условий – признания Израиля и отказа от террористических методов действий.51

Рабин предложил создать палестинское самоуправление на Западном берегу и в Секторе Газа. Также он заморозил строительство любых новых еврейских поселений на этих территориях. В августе 1992 года Рабин ездил в США для встречи с президентом Дж. Бушем. 24 августа Израиль аннулировал депортацию одиннадцати палестинцев; в этот же день в Вашингтоне возобновились переговоры между Израилем и палестинцами. В сентябре 1992 года министр иностранных дел Израиля Шимон Перес встретился в Лондоне с премьер-министром Великобритании Джоном Мейджором, который согласился отменить эмбарго на поставку оружия и снять запрет британским компаниям продавать нефть из Северного моря Израилю. Кроме того, Мейджор выразил согласие стать посредником в деле прекращения бойкота британских и европейских компаний, имеющих деловы связи с Израилем.52

В это же время палестинские экстремистские террористические организации, такие как Исламский джихад и ХАМАС, встречали в штыки любые мирные инициативы. С благословения Ирана ХАМАС осуждал любые попытки оккупационных властей способствовать росту уровня образования, благосостоянию и здравоохранению палестинского населения.53

13 декабря 1992 года случился инцидент, который вновь привлек всеобщее внимание к израильско-палестинскому вопросу: группа боевиков ХАМАСа похитила израильского полицейского Нисима Толедано и предложила обменять его на своего лидера шейха Ахмеда Яссина. Но когда через 2 дня нашли труп полицейского, Ицхак Рабин приказал арестовать 1600 палестинцев, 416 из которых были отправлены в пустынную полосу, служившую разграничительной зоной между Израилем и Ливаном, где их держали без крова и пищи.54 Эта инициатива Рабина была осуждена мировым сообществом и Советом Безопасности ООН, так как наказание противоречило международному праву и Женевской конвенции, как было подчеркнуто в резолюции ООН № 799 от 18 декабря 1992 г., по которой депортированные лица имели право вернуться домой. Рабин же утверждал, что успешно идти к миру можно лишь при условии твердого отпора любым террористическим актам.

Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: отношения, Палестино-израильские, (1991–1993 гг.)
Просмотров: 758 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0