Период народной демократии в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Часть 2 - Исторические - Статьи - Разное, Раздел Файлов, Для Игр - Сеть Новостей Мультфильмов Фото Городов
Главная » Файлы » Статьи » Исторические

Период народной демократии в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Часть 2
06.02.2013, 23:05

Режимы народной демократии в большинстве стран существовали с 1944 г. до I947 - 1948 гг., в Восточной Германии - до 1949 г. В Польше вехами на пути становления народно-демократических режимов являлись образование Крайовой Рады Народовой в январе 1944 г. и создание в июле 1944 г. Польского комитета национального освобождения: в Албании начальной вехой стал съезд Национально-освободительного фронта в мае 1944 г.; в Чехословакии - Словацкое восстание летом 1944 г. и создание в апреле 1945 г. правительства Национального фронта; в Румынии - свержение фашистской диктатуры в августе 1944 г. и образование в марте 1945 г. первого правительства Национально-демократического фронта, в Венгрии - создание временного демократического правительства в декабре 1944 г.; в Восточной Германии - возрождение рабочих и демократических партий и создание народных органов власти летом 1945 г.

В 1944 - 1945 гг. перед странами Восточной Европы возникла альтернатива: найти собственный путь к созданию нового общества или использовать советскую модель.

Вначале утверждалось убеждение в том, что возможен путь к новому обществу через народную демократию - через власть широкого классового союза - пролетариата, крестьянства, мелкой городской буржуазии, а также демократической интеллигенции, через блок партий - коммунистов, социал-демократов и др. Этап народной демократии определяется как политически вариативное, переходное состояние общества, отвергнувшего тоталитаризм и пытавшегося определить принципы своего дальнейшего развития. 30 ноября 1946 г на собрании актива ППР и ППС лидер польских коммунистов В. Гомулка отметил, что "диктатура рабочего класса, а тем более диктатура одной партии не является ни необходимой, ни целесообразной". В августе 1947 г. руководитель компартии Болгарии Г. Димитров в интервью американскому корреспонденту отметил специфику болгарского пути к социализму - без диктатуры пролетариата.

Да и И.В. Сталин, подписав на Ялтинской конференции 1945 г. Декларацию об освобожденной Европе, взял на себя обязательство содействовать осуществлению права ее народов "избирать форму правительства", "создать демократические учреждения по их собственному выбору" и первое время, в 1945 - 1946 гг. действовал, в основном, в духе Ялты.

Из внешних условий, повлиявших на назревание революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, основным явилось победоносное наступление Советских Вооруженных Сил. Оно сыграло решающую роль в ослаблении, расшатывании и окончательной ликвидации всей системы фашистского оккупационного режима в этих странах, поднимало боевой дух народов оккупированных фашистами стран, вселяло в них надежду на скорое освобождение и окончание войны, побуждало их к усилению сопротивления гитлеровским захватчикам[11].

Освободительная миссия Вооруженных Сил СССР способствовала росту авторитета Союза ССР, усиливала влияние в мире идей социализма. Советский воин вступал на землю других государств как освободитель.

Внутренние условия назревания революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы были диалектически взаимозависимы и взаимосвязаны с внешними условиями. Коммунистические партии, опираясь на растущее освободительное движение и учитывая благоприятную внешнюю обстановку, вели подготовку антифашистских восстаний.

Успешное наступление Советской Армии, с одной стороны, и широкое развитие народно-освободительной борьбы — с другой, еще более обострили противоречия в лагере господствующих классов стран — сателлитов гитлеровской Германии. Провал реакционной внутренней политики местной буржуазии явился следствием сокрушительных поражений, которые потерпели войска сателлитов Германии вместе с вермахтом на советско-германском фронте. Военные неудачи, а также надвигавшаяся экономическая катастрофа усилили страх и разброд среди правящей верхушки, обострили кризис всей социально-политической системы этих стран. Началось разложение вооруженных сил — важнейшего орудия классового господства буржуазии и помещиков. В войсках резко упала дисциплина, участились случаи дезертирства. В румынской армии, например, с 1 апреля 1943 г. по 1 июля 1944 г. командование за дезертирство отдало под суд 12 227 человек, из них 1391 солдат был приговорен к смертной казни. Более частыми стали массовые переходы на сторону советских войск румынских и венгерских солдат[12].

В сообщении подпольного руководства Коммунистической партии Словакии в июле 1944 г. внутриполитическое положение в Словакии характеризовалось следующим образом: «Текущий год, который так приблизил окончание войны, существенно подорвал позицию режима и все, что с ним связано. Разложение охватило весь государственный аппарат, режим, армию, жандармерию и полицию... Гвардия потеряла влияние на те слои, которые поддерживали режим, началось отрезвление, и вся Словакия сегодня сознает, что скоро наступит конец тисовско-маховскому режиму и террору и начнется новая свободная эпоха»[13].

Чтобы сохранить свои позиции в странах-сателлитах, гитлеровцы усиливали военно-полицейские репрессии и одновременно вели разнузданную антисоветскую, антикоммунистическую пропаганду, устрашая население большевизмом и извращая сущность освободительной миссии Советских Вооруженных Сил. Предпринимались попытки создать различного рода профашистские организации.

Военная оккупация Венгрии и последовавшие за ней многочисленные аресты общественных деятелей, запрещение газет и другие акции немецких фашистов рассеяли все иллюзии о возможности в рамках фашистского блока сохранить национальную независимость, которые еще питали отдельные слои венгерского общества.

Германия усиливала и без того жесткий контроль над внутренней политикой Румынии, Болгарии, Словакии.

Правящие круги сателлитов Германии испытывали возрастающий страх перед революционным взрывом в своих странах, где усиливалось всеобщее возмущение народных масс господством гитлеровцев и политикой прислуживавшей им местной олигархии.

С приближением Советской Армии к границам стран Центральной Европы и Балканского полуострова, а затем и вступлением ее войск на их территории освободительное движение приобретало здесь все более широкий размах. Народные массы, усиливавшие антифашистскую борьбу, видели в Советской Армии свою освободительницу от фашистской оккупации. Вместе с тем ее присутствие в этих странах облегчало трудящимся решение важнейших социально-экономических и политических задач. Советские Вооруженные Силы своим присутствием сковывали внешнюю и внутреннюю контрреволюцию. В то же время они неукоснительно придерживались политики строгого невмешательства во внутренние дела освобожденных стран.

Социальные процессы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы характеризовались тесным переплетением противоречий, возникших в связи с гитлеровской оккупацией, с существовавшими классовыми и национальными противоречиями, порожденными капиталистическим строем. Накануне войны эти страны, за исключением Чехословакии, в экономическом отношении были в основном аграрными или аграрно-промышленными. Доля занятого в сельском хозяйстве населения составляла: в Албании — около 85 процентов, в Болгарии — 80, в Югославии — 77, в Румынии — 72, в Польше — 61 и в Венгрии — 48 процентов. Удельный, вес этих стран в мировом промышленном производстве был незначительным, причем преобладали добывающая, легкая и пищевая отрасли.

Одна из причин экономической отсталости большинства стран Центральной и Юго-Восточной Европы заключалась в интенсивной эксплуатации их западными капиталистическими монополиями. Проникновение империалистических держав в экономику Болгарии, Югославии, Румынии, Венгрии и Албании посредством займов, прямых капиталовложений и различного рода торговых соглашений замедляло их хозяйственное развитие, вело к ограблению населения, игнорированию его национальных интересов и к иностранному вмешательству в политическую жизнь этих стран[14].

Наряду с другими крупными капиталистическими государствами еще с довоенных пор прочные позиции в их экономической жизни занимала фашистская Германия.

Общий характер экономики определял социальную структуру населения. Она отличалась заметным преобладанием крестьянства и мелкобуржуазных городских слоев, относительной малочисленностью рабочего класса, особенно в Албании, Румынии, Югославии и Болгарии. Лишь в Чехословакии в начале 30-х годов доля рабочих вместе с членами их семей составляла более половины населения. Однако, несмотря на свою малочисленность, рабочий класс этих стран отличался довольно высокой организованностью и политической сознательностью. Поэтому он играл ведущую роль в революционном процессе, что в значительной мере определяло общие и специфические черты развития освободительной борьбы народов этого региона.

Классовая борьба обострилась и в деревне. Это объяснялось наличием крупного землевладения, носившего, как правило, характер помещичьих латифундий, и малоземельем подавляющего большинства крестьянских хозяйств. Многочисленные слои безземельного и малоземельного крестьянства, влачившие нищенское существование и эксплуатируемые помещичье-кулацкой верхушкой деревни и монополистическим капиталом, являлись естественным союзником рабочего класса в назревавшей революции.

В многонациональных государствах социальный и политический гнет, давивший народные массы, усугублялся гнетом национальным. В Албании, Болгарии, Венгрии, Румынии и Югославии он еще более усилился в связи с наличием в этих странах монархических режимов фашистского и полуфашистского типа. Подобный характер имел и режим в Польше.

Социальные и национальные противоречия, усиливавшиеся еще в межвоенный период, обострились в годы войны и фашистской оккупации, когда немецкий империализм превратил этот регион в поставщика дешевого сырья и продовольствия для Германии, в объект неприкрытого экономического грабежа и неслыханного угнетения.

Характерной чертой политической обстановки в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, сложившейся летом 1944 г. под воздействием побед Советской Армии и широкого освободительного движения, был значительный рост революционной сознательности трудящихся. Пройдя через тяжелые испытания буржуазно-фашистских режимов, войны и оккупации, народы жаждали глубоких социальных, демократических перемен.

К этому времени в странах Центральной и Юго-Восточной Европы сложилась революционная ситуация. Характеризуя революционную ситуацию, можно выделить три главных ее признака:

1. Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «верхи не могли» жить по-старому.

2. Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов.

3. Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс.

Для того чтобы революционная ситуация переросла в социальную революцию, в странах Центральной и Юго-Восточной Европы имелись все необходимые условия: политическая зрелость и организованность пролетариата, готовность масс к решительным действиям, руководящая роль в освободительном движении марксистско-ленинских партий, их способность обеспечить рабочему классу поддержку со стороны классовых союзников и умение возглавить выступление трудящихся, повести их за собой на свержение чужеземного гнета, установление нового, подлинно демократического строя[15].

Монополистическая промышленно-финансовая буржуазия в годы войны проявила себя как антинациональная сила. Союз с фашистской Германией обеспечивал ей крупные военные прибыли. Сотрудничая с фашизмом и став социальной опорой чужеземного господства, она полностью дискредитировала себя в глазах народных масс. Антинародный характер политики правящих классов в полной мере проявился в их нежелании отстаивать национальную независимость своих стран. Вместе с тем коммунистические партии учитывали, что гнет гитлеровского фашизма, милитаризация экономики, экспансия германского монополистического капитала затрагивали в известной мере интересы мелкой и средней буржуазии. Тем самым создавались предпосылки для ее участия в формировании широкого патриотического антифашистского фронта.

Однако процесс создания такого фронта протекал в острой политической и идеологической борьбе между двумя направлениями в антифашистском лагере — демократическим и буржуазным. Буржуазные представители, участвуя в той или иной форме в антифашистском движении, стремились навязать ему свою волю, преследовали свои классовые цели, заключавшиеся в сохранении капиталистического строя. Буржуазия, как правило, избегала активного участия в борьбе против германского империализма, опасаясь широкого народного движения и социальной революции. Поэтому ее лидеры, находившиеся как внутри этих стран, так и в эмиграции, рассчитывали на завершающей стадии войны, опираясь на созданные ими военные формирования и на помощь англо-американских войск, захватить власть и навязать народам довоенные буржуазные порядки.

В осуществлении этих замыслов большая роль отводилась эмигрантским правительствам Польши, Чехословакии и Югославии, пользовавшимся поддержкой империалистических кругов Англии и США и рассчитывавшим после изгнания оккупантов возвратиться в свои страны и захватить государственную власть.

На оккупированной гитлеровцами территории буржуазные элементы стремились усилить свои позиции с помощью подчиненных им политических организаций и вооруженных сил. Хотя в этих организациях происходила известная дифференциация и некоторые их местные отделения при определенных условиях включались в партизанское движение, основная часть таких формирований вела борьбу с патриотическими силами, руководимыми коммунистами. Характерным примером тому служат действия отрядов четников Михайловича против Народно-освободительной армии Югославии[16]. В Польше к подобным организациям относились махрово националистические Народове силы збройне (НСЗ). В Албании вооруженную борьбу с Национально-освободительным фронтом (НОФ), возглавлявшимся коммунистами, вела реакционная организация «Балли комбетар». Но когда становилось все более ясно, что миссия освобождения стран Центральной и Юго-Восточной Европы от немецко-фашистских захватчиков будет осуществлена не американо-английскими, а советскими войсками, часть буржуазии стала маневрировать и пересматривать свои прежние позиции. Поддерживая на словах борьбу народных масс за национальное освобождение, эти круги стремились нажить себе политический капитал и использовать его для упрочения своих позиций в формировавшихся в процессе антифашистской борьбы органах власти, чтобы ослабить влияние коммунистов, оттеснить их на второй план.

Таким образом, к середине 1944 г. в странах Центральной и Юго-Восточной Европы сложилась революционная ситуация, которая характеризовалась массовым революционным подъемом, включением широких слоев угнетенных народов в активную борьбу за свое социальное и национальное освобождение и углублением кризиса существующего строя. Внутренние социально-экономические и политические условия, а также благоприятная внешняя обстановка, создавшаяся в результате победоносного наступления Советских Вооруженных Сил, определили созревание в этих странах народно-демократических и социалистических революций, целью которых было национальное освобождение, ликвидация реакционных режимов и их социальной базы, установление власти народа во главе с рабочим классом.

 

1.3 Коммунистические и рабочие партии во главе революций

Развитие революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы характеризовалось общими закономерностями, открытыми марксизмом-ленинизмом. Их проявление в отдельных странах имело свои особенности, которые обусловливались как уровнем социально-экономического развития этих стран, так и степенью классовой зрелости и организованности пролетариата как авангарда и вождя всех трудящихся и эксплуатируемых, его влияния на массы. Особое значение имела прочность союза рабочего класса с трудовым крестьянством в борьбе за освобождение от социального и национального гнета.

В освободительной борьбе рабочий класс этих стран во главе с компартиями проявил себя подлинным выразителем интересов народа. Он выступил как представитель всей нации, показав пример беззаветного мужества и стойкости, активно участвуя в вооруженной борьбе с оккупантами, организуя саботаж и забастовки в промышленности и на транспорте. Его возросший авторитет среди трудящихся позволил ему объединить вокруг себя патриотические силы, слить в один поток пролетарское и общедемократическое движение, подвести массы к созданию антифашистского фронта[17].

Подняв народные массы на освободительную борьбу, коммунисты вооружили их программой революционного переустройства общества. Она содержалась в важнейших документах, выработанных коммунистическими и рабочими партиями в предыдущие годы. На основе этих программных положений формировались народные комитеты, которые после победы революции превратились в органы государственной власти.

Программные документы коммунистических и рабочих партий предусматривали последовательное решение социально-экономических и политических вопросов и сочетание интересов пролетариата с интересами других классов и социальных групп, участвовавших в освободительном движении и входивших в антифашистский фронт. Коммунистические партии учитывали глубокую социальную и идеологическую дифференциацию общества и тот факт, что значительные слои мелкой буржуазии, крестьянства, служащих, интеллигенции, заинтересованные в уничтожении фашизма, в демократизации общественного строя, еще не были свободны от определенных иллюзий в отношении некоторых буржуазных и мелкобуржуазных партий, которые стремились укреплять свои позиции в условиях, когда силы коммунистов были ослаблены постоянными репрессиями и преследованиями.

Сохранить сложившееся единство антифашистских сил и обеспечить их дальнейшее участие в революционном процессе можно было только на основе такой программы, которая соответствовала бы как характеру антифашистской борьбы, развернувшейся под национальными и демократическими лозунгами, так и уровню политической зрелости основных движущих сил революции. В обстановке господства фашизма, полного бесправия и попрания основных свобод и прав человека особую мобилизующую силу приобретала борьба за демократию. Этот этап революционного процесса при условии сохранения и укрепления в ходе его ведущей роли рабочего класса становился исходным для продвижения общества по пути к социализму. Ему соответствовал лозунг установления революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, отражавший объективно сложившуюся расстановку классовых сил: в освободительном движении самую активную роль играли рабочий класс и крестьянство, а в процессе его развития сформировался блок антифашистских патриотических сил при ведущей роли в нем пролетариата. Это позволяло рабочему классу раздвинуть границы социальной базы революции, привлечь на ее сторону разнородные социальные слои и добиться тем самым решения главной задачи борьбы — обеспечения устойчивости новой революционной власти[18].

Коммунистические и рабочие партии считали, что в условиях роста международного авторитета социализма, вызванного успехами социалистического строительства в Советском Союзе и его победами в войне с фашизмом, мелкобуржуазные слои общества и идейно связанная с реформистскими партиями часть рабочего класса самой практикой политической борьбы за социально-экономические преобразования будут подведены к социалистической революции.

Успех развития революционного процесса в решающей степени зависел от марксистско-ленинских партий, от того, насколько умело они используют благоприятно сложившуюся внешнюю и внутреннюю обстановку, чтобы, опираясь на антифашистское единство народных масс, осуществить переход от народно-демократической революции к социалистической, не перескакивая через объективно необходимые этапы, последовательно решая назревшие социальные проблемы. Важно было также учитывать стремление оппозиционной фашизму части национальной буржуазии участвовать в решении некоторых демократических антифеодальных и антиимпериалистических задач, использовать все возможности для сотрудничества с ней в восстановлении и развитии экономики. Такой подход предполагал определенный политический компромисс между пролетариатом и антифашистски настроенной мелкой и средней буржуазией при условии сохранения за рабочим классом полной самостоятельности в осуществлении классовой политики. Этот подход обеспечивал пролетариату массового союзника в осуществлении демократических преобразований, в создании необходимых предпосылок для последующего углубления революции.

Исходя из такого понимания революционного процесса, коммунистические и рабочие партии считали, что на данном его этапе главным была борьба за национальное освобождение, создание прочных основ для уничтожения фашизма и разгрома внутренних реакционных сил. Поэтому в их программных документах указывалось на необходимость обеспечения максимального участия всех классов в борьбе против фашистской Германии и в демократизации политического, строя как главной предпосылки установления власти народа и последующего революционного преобразования общества. В этих документах содержались требования об искоренении остатков фашизма, очищении государственного аппарата от сотрудничавших с оккупантами лиц и суровом наказании их, запрещении деятельности фашистских и других реакционных партий.

Из экономических мер на первый план выдвигалось проведение земельной реформы, конфискации собственности граждан стран фашистского блока и коллаборационистов. Эти требования преследовали цель серьезно ослабить экономические позиции крупной монополистической буржуазии, не затрагивая при этом коренных интересов средней буржуазии, а следовательно, и не подрывая складывавшегося в то время единства антифашистских сил.

При разработке основных направлений революционной борьбы коммунистические и рабочие партии учитывали конкретные условия своих стран.

Особенность революционного процесса в Югославии состояла в том, что он протекал в рамках возглавляемой коммунистической партией освободительной войны югославского народа против фашистских оккупантов и их местных приспешников. В конкретных условиях этой страны освободительная борьба, направленная против оккупантов, слилась с борьбой против восстановления буржуазного строя в Югославии, за социальное освобождение. Буржуазные партии здесь до такой степени себя скомпрометировали, что от них стали отходить даже те слои населения, которые в первые годы войны находились под их влиянием. В то же время компартия, руководствуясь линией, выработанной майским совещанием 1941 г. в Загребе, успешно добивалась укрепления единства всех народов страны в борьбе за национальное и социальное освобождение. Югославские коммунисты постоянно укрепляли свой авторитет среди широких народных масс[19].

В Болгарии разработанная Заграничным бюро ЦК БРП летом 1942 г. программа Отечественного фронта преследовала цели, остававшиеся актуальными до победы вооруженного восстания в сентябре 1944 г., — разорвать союз с державами оси, установить дружественные отношения и сотрудничество с Советским Союзом и народами других стран антигитлеровской коалиции; прекратить вывоз продовольствия и сырья в Германию; восстановить политические свободы, демократизировать армию; распустить фашистские организации, наказать предателей; создать необходимые условия для быстрого развития экономики; добиться коренного изменения социальных условий жизни трудящихся[20].

Программная декларация ППР предусматривала объединение всех патриотических и демократических, сил Польши в антифашистский Национальный фронт. Партия считала, что органы руководства национально-освободительной борьбой в момент освобождения должны стать органами политической власти. В качестве важнейших и первоочередных задач временного правительства этого фронта намечалось немедленное проведение аграрной реформы, введение демократических форм общественной и государственной жизни, возвращение Польше ее западных земель. «Созданная в оккупированной стране коммунистами, сражавшимися в подполье и действовавшими в эмиграции на территории Советского Союза, Польская рабочая партия соединила в своей программе задачи национального и социального освобождения», — подчеркивает Первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии Э. Терек[21].

Идеи демократизации общественной жизни, укрепления единства антифашистских сил в Чехословакии нашли свое отражение в предложениях, выдвинутых представителями Заграничного руководства КПЧ на переговорах с Бенешем в Москве, а также в заключенном в декабре 1943 г. соглашении словацких коммунистов с патриотическими группами движения Сопротивления, представлявшими другие антифашистские партии. Это соглашение предусматривало создание Словацкого национального совета в качестве общего органа руководства борьбой за ликвидацию фашистского гнета и образование единого демократического государства чехов и словаков на основе полного их равенства, а также «тесного сотрудничества со всеми славянскими государствами и народами, особенно с СССР»[22]. Исходя из этих принципов, Словацкий национальный совет летом 1944 г. приступил к непосредственной подготовке общенародного восстания.

Коммунисты Венгрии в сентябре 1944 г., когда началось освобождение страны, переименовали свою партию Мира в Венгерскую коммунистическую партию (ВКП). По-прежнему находясь в глубоком подполье, партия возобновила издание своего боевого органа — газеты «Сабад неп», через которую призывала трудящихся, все прогрессивные силы объединиться для борьбы с фашизмом, создавать партизанские отряды. В конце сентября по инициативе коммунистов был создан Исполнительный комитет Венгерского фронта, куда вошли представители ВКП, социал-демократической партии, партии мелких сельских хозяев и национальной крестьянской партии. Комитеты Венгерского фронта были образованы и на местах, что имело большое значение для развертывания антифашистского движения. Вскоре ВКП удалось подписать соглашение о единстве действий с социал-демократической партией. В этом документе провозглашалось боевое единство рабочего класса, а конечной целью его борьбы — построение социализма в Венгрии. Партии договорились о создании единых профсоюзов и по другим вопросам. Однако совершенный в октябре главарем нилашистов Салаши путч и новая волна террора помешали осуществлению этих мер. Члены Заграничного бюро Венгерской коммунистической партии, прибыв на освобожденную Советской Армией территорию Венгрии, установили связь с находившимся в Будапеште ЦК ВКП во главе с Я. Кадаром.

В мобилизации народных масс на борьбу большое значение имела разработанная Венгерской коммунистической партией программа демократических преобразований в стране. Из экономических мер программа намечала установление государственного контроля над монополиями и крупными банками, национализацию нефтепромыслов, шахт и электростанций, проведение земельной реформы и ряда социальных мероприятий в интересах рабочего класса (8-часовой рабочий день, оплачиваемые отпуска, повышение реальной зарплаты и т. и.), конфискацию владений предателей, военных преступников, немецких собственников.

В политической области программа предусматривала разрыв военного союза с Германией и активное участие в войне против нее, установление добрососедских отношений с Советским Союзом, роспуск всех фашистских организаций, привлечение к уголовной ответственности военных преступников и изменников родины, очищение армии и органов государственной власти от фашистов, отмену антинародных законов, восстановление демократических свобод и политических прав народа, передачу власти национальным комитетам, созыв Временного национального собрания и создание Временного правительства[23].

Коммунистическая партия Румынии 26 сентября 1944 г. опубликовала «Проект платформы Национально-демократического фронта», ставший программой дальнейшего развития революции в стране. Этот документ предусматривал выработку новой демократической конституции, очищение местных органов власти от фашистских и реакционных элементов, последовательное проведение аграрной реформы и наделение землей в первую очередь участников борьбы против германского фашизма, демократизацию армии и отмену произвола офицеров по отношению к солдатам. В проекте специально подчеркивалась необходимость проведения политики искренней дружбы с Советским Союзом. Все демократические партии и организации заявили о своей поддержке «Проекта платформы Национально-демократического фронта»[24].

Выработанные коммунистическими и рабочими партиями стран Центральной и Юго-Восточной Европы революционно-демократические платформы явились основой сплочения патриотических сил широких социальных слоев, объединившихся в антифашистском фронте, обеспечения ведущей роли рабочего класса в национально-освободительном движении, в политических блоках трудящихся масс. Все это способствовало созданию прочной социальной базы демократической власти. Примечательно, что уже в ходе национально-освободительного движения возникли прообразы новых органов власти в форме народно-освободительных комитетов (Югославия), национальных комитетов (Чехословакия), рад народовых (Польша), комитетов Отечественного фронта (Болгария), национально-освободительных советов (Албания) и т. и.

Растущее влияние компартий ярко проявилось, в частности, в росте их рядов. Если БРП до 9 сентября 1944 г. насчитывала около 25 тыс. членов, то уже в первые месяцы после победы революции в ее рядах состояло 53 090 рабочих, 100 915 крестьян, 16 424 представителя интеллигенции и 11 353 ремесленника и кустаря. А к середине января 1945 г. общая численность партии достигла 254 140 человек. Если ППР на 1 сентября 1944 г. в освобожденных воеводствах Польши насчитывала 4633 члена, то в конце декабря она здесь имела уже 21 649 членов. Всего же к концу декабря в стране ее численность составила около 34 тыс. человек. Росли ряды и КПЧ, особенно в освобожденных районах Словакии. В частности, Компартия Словакии в феврале 1945 г. насчитывала 22 тыс. членов. Свою ведущую роль в народно-освободительной войне и революции в Югославии продолжала закреплять КПЮ. В ее рядах в 1944 г. состояло 140 тыс. человек. В борьбе за победу народно-демократической революции росли и закалялись компартия Румынии, а также Венгерская коммунистическая партия, насчитывавшая в своих рядах к февралю 1945 г. свыше 30 тыс. членов[25].

Таким образом, самоотверженная борьба коммунистических и рабочих партий за освобождение своих народов от фашистского гнета и оккупации, за восстановление экономики и демократические преобразования еще более повышала их авторитет и влияние среди народных масс.

Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: народной, период, центральной, Европы, демократии, странах, Юго-Восточной
Просмотров: 293 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0