ПИСЬМА ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II КНЯЗЮ А. И. БАРЯТИНСКОМУ (1857 - 1864 ГГ.). Часть 1. - Исторические - Статьи - Разное, Раздел Файлов, Для Игр - Сеть Новостей Мультфильмов Фото Городов
Главная » Файлы » Статьи » Исторические

ПИСЬМА ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II КНЯЗЮ А. И. БАРЯТИНСКОМУ (1857 - 1864 ГГ.). Часть 1.
18.01.2012, 11:28

ПИСЬМА ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II КНЯЗЮ А. И. БАРЯТИНСКОМУ (1857 - 1864 ГГ.)

Автор: В. М. МУХАНОВ, Г. М. ЗАПАЛЬСКИЙ.

Князь Александр Иванович Барятинский являлся одним из наиболее ярких соратников Александра II. Барятинский в должности наместника руководил русской администрацией на Кавказе и командовал Отдельным Кавказским корпусом с 1856 по 1862 год (с 1857 г. - Кавказской армией). С 1836 г. он входил в свиту наследника престола великого князя Александра Николаевича (будущего Александра II), а с 1839 г. являлся его адъютантом. Именно в это время началась многолетняя дружба между ними, запечатленная в письмах наследника, а затем императора к князю.

Основной массив писем (за 1844 - 1872 гг.) хранится в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) в "Коллекции документов Рукописного отделения библиотеки Зимнего дворца"1. Ряд посланий содержится также в Российском государственном историческом архиве (РГИА)2. Письма, датированные 1857 - 1864 гг. и относящиеся к заключительному этапу Кавказской войны XIX в., представляют наибольший интерес для исследователей, так как оба корреспондента предстают в них в новом статусе - императора и наместника на Кавказе. Это время отличается наибольшей активностью переписки. Письма более раннего, как и более позднего периодов, не так многочисленны, в них реже поднимаются вопросы, связанные с кавказской проблематикой.

Подлинники публикуемых писем Александра II входили в личный архив Барятинского, после смерти фельдмаршала они находились в имении Скерневице в Царстве Польском, а затем попали в библиотеку Зимнего дворца3. Письмами императора пользовался А. Л. Зиссерман в ходе работы над биографией Барятинского4. Зиссерман собственноручно сделал рукописные копии писем Александра II за 1857- 1864 годы, они, как и подлинники, хранятся в ГАРФ5. В России и на русском языке они никогда не публиковались.

В 1966 г. американский исследователь А. Рибер опубликовал книгу "Политика самодержавия"6, вторую часть которой составили письма императора - также за упомянутые годы, причем Рибер ссылается на Архив русской и восточно-европейской истории и культуры Колумбийского университета. Издание выполнено на языке оригинала - французском, причем в ряде случаев расходится с подлинником.

Данная публикация содержит 45 писем (текст двух писем от 9 (21) мая и 11 (23) июня 1862 г. разобрать не удалось). Большая их часть (33) приходится на 1857 - 1860 годы, время активной деятельности Барятинского на Кавказе. В последующие четыре года он много времени проводит в Европе на лечении, и поток писем заметно сокращается. В письмах императора можно найти и некоторые русские слова: географические названия, русские фамилии и слова, французского эквивалента которых Александр II не нашел ("станица", "аул", "прицел" и др.). Иногда по-русски написаны целые фразы. Как правило, это наиболее патетические поздравления с военными успехами. Например, новость о взятии аула Гуниб и пленении лидера горцев Шамиля вызвала следующую реакцию императора: "Слава тебе, Господи! И честь и слава тебе и всем нашим кавказским молодцам".

стр. 131


Письма содержат интересные сведения о взаимоотношениях Александра II с Барятинским и являются важным источником по истории внешней и внутренней политики России в 1850 - 1860-е годы и, прежде всего, по заключительному этапу Кавказской войны. Поскольку император и наместник были близкими друзьями, переписка носит личный характер. Александр II обращается к князю "дорогой друг", "мой дорогой Барятинский", передает наилучшие пожелания от супруги и от вдовствующей императрицы (она умерла в 1860 г.). Если во французском тексте император обращается к собеседнику на "Вы", то в русских фразах он переходит на "ты". Почти в каждом письме Александр II напоминает о высоком доверии, возложенном им на Барятинского, и не скупится на похвалы своему наместнику. Некоторые сведения император передает князю с просьбой сохранить их в тайне (например, рассуждения о возможном вступлении России в войну Австрии с Сардинским королевством и Францией). Александр II интересуется событиями в семье Барятинских, делясь своими семейными радостями и горестями, проявляет трогательную заботу о здоровье Барятинского.

Ряд сюжетов внешней политики, упоминаемых в письмах, отражает острые отношения с Англией в связи с ее политикой в Турции, Персии, Индии, дипломатическое сближение с Францией, заключенные в 1858 г. Айгунский и Тяньцзиньский договоры с Китаем, революции в итальянских государствах 1859 - 1860 годов, вопрос о христианах в Сирии и другие.

Во внутренней политике внимание Александра II сосредоточено на отмене крепостного права; о необходимости этого шага он начинает писать с ноября 1857 года. Другой важнейший сюжет - польское восстание 1863 - 1864 годов. Любопытны отдельные замечания императора. В частности, он критикует дворян за непонимание значимости отмены крепостного права. Александр II говорит о литераторах как о людях с самыми дурными наклонностями, славянофилов он обвиняет в подрыве связи между народом и государем.

Но главная тема, объединяющая все письма - Кавказская война и события вокруг нее. Финансовое положение в стране после Крымской войны было крайне неустойчивым, о чем Александр II постоянно напоминает своему наместнику, требуя от него "мудрой экономии" средств и сокращения расходов кавказской администрации.

Почти в каждом письме император дает оценку действиям русских войск на Кавказе. Он подчеркивает, что необходимо неотступно придерживаться принятой системы планомерного продвижения в глубь горских земель. Для быстрейшего завершения операций по покорению Кавказа Александр II продлевает пребывание в регионе оставленных там после Крымской войны 13-й и 18-й пехотных дивизий, настаивает на улучшении технической базы и вооружения войск. Он одобряет присланный Барятинским проект преобразований по военной части края и неоднократно напоминает о необходимости ускорения работы по составлению проекта нового управления гражданской частью.

Император нередко просит поблагодарить того или иного военачальника за службу, извещает о произведенных награждениях, кадровых перемещениях. Сам наместник удостаивается целого ряда наград, вплоть до ордена св. Андрея Первозванного с бриллиантами и фельдмаршальского жезла. В письмах часто упоминаются ближайшие соратники князя: Д. А. Милютин, Н. И. Евдокимов, А. Ф. Крузенштерн и другие. Также император выражает недовольство в связи с натянутостью отношений своих подчиненных: Барятинского и военного министра Н. О. Сухозанета.

Обсуждается проблема сношений с местными правителями (Мингрелии, Сванетии, Абхазии и т.д.) и изменений в управлении их землями. Волнует царя и начавшаяся эмиграция мусульманского населения в Турцию, влиявшая на взаимоотношения России с этой страной. Военные успехи российских войск заставляют императора задуматься о переговорах с Шамилем, идея которых, однако, не вызвала понимания у наместника.

В начале 1860-х годов в связи с ухудшением здоровья Барятинского Александр II много пишет о преемственности власти на Кавказе, в том числе о том человеке, который бы смог успешно заменить князя. После обмена мнениями с фельдмаршалом император назначил на пост своего наместника великого князя Михаила Николаевича, который продолжил многие начинания предшественника.

Кроме того, в письмах упоминается и ряд других сюжетов: взаимоотношения с армяно-григорианской церковью, создание общества восстановления православия на Кавказе, открытие морских пристаней на черноморском побережье, строительные работы на Военногрузинской дороге, проект Транскавказской железной дороги.

В последнем письме от 1 мая 1864 г. император говорит о завершении Кавказской войны, особо подчеркивая ключевую роль Барятинского в данном событии: "В этом деле заслуга и слава принадлежат Вам, ведь мы обязаны успехом системе, при-

стр. 132


нятой Вами, и людям Вашего выбора. Достижение данного важнейшего результата кладет конец вековой войне, стоившей нам стольких людей и денег. Так что позвольте поблагодарить Вас от всего сердца".

Мы осуществили перевод источника на русский язык на основе подлинных писем Александра II. При переводе придерживались следующих принципов. Сохранялась система летоисчисления, способ написания числительных (цифрами или прописью). Сокращения, когда это было возможно, передавались в русском эквиваленте. Орфография и пунктуация, употребление прописных и строчных букв были приведены нами в соответствие с современными нормами русского языка. Введена собственная нумерация писем, отсутствующая в источнике.

Примечания

1. ГАРФ, ф. 728, оп. 1, д. 1970.

2. РГИА., ф. 706, оп. 1, д. 85.

3. ГАРФ, ф. 728, оп. 1, д. 1970, л. 117.

4. ЗИССЕРМАН А. Л. Фельдмаршал князь А. И. Барятинский. М. 1888 - 1891. В 3-х тт.

5. ГАРФ, ф. 678, оп. 1, д. 702.

6. The Politics of Autocracy. Letters of Alexander II to Prince A. I. Bariatinskii 1857 - 1864. P. 1966.

N 1

С. -Петербург, 2января 1857года.

Мой дорогой Барятинский, лишь сегодня я могу, наконец, ответить на два Ваши письма, от 25 октября и 9 декабря. Начну с того, что поздравлю Вас, и это от чистого сердца, с новым годом. Пусть Господь пошлет его Вам спокойным и счастливым! Мне нет нужды высказывать Вам все удовольствие, которое я испытал, узнав, как Вас приняли в том прекрасном краю, что мы с Вами так любим. Надеюсь, там Вы будете полезны, проявляя присущее Вам рвение, а также знание людей и порядков. Да укрепит Вас Господь на этом достойном поприще.

Я с живейшим интересом прочел все, что касается Вашего плавания по Волге и огромных выгод, которые нам сулит этот речной путь в будущем. Я поручил брату1 и ген. Чевкину2 принять необходимые меры, чтобы сделать судоходство по Волге более надежным, а дельту реки более проходимой, и я надеюсь, что нам это удастся.

Я также полностью разделяю Ваше мнение по поводу значения Каспийского моря как базы снабжения, в частности, военной, в случае операций в Закавказье. Надеюсь, адмирал Васильев3 сумеет реализовать в приемлемом и практичном виде Ваши задумки с портами Петровское и Баку.

Я утверждаю целиком весь Ваш план военных операций на зиму и лето. Дай Бог, чтобы Ваши прогнозы по поводу Чечни сбылись4.

Что касается правого фланга и побережья Черного моря, то я бы хотел, чтобы весной Вы познакомились с этим сами и определили на месте систему действий и план будущей колонизации. Из бумаг, имеющихся у Вас на руках, Вы знаете все проекты, составленные Вашими предшественниками. Оцените их, проанализируйте обстановку на месте и затем решите, что понадобится сделать.

По этому случаю я должен обратить Ваше внимание на сведения (они будут Вам переданы), доходящие до нас из Константинополя по поводу так называемой экспедиции, которую там готовят к этой весне5. Возможно, это всего лишь пустяк, но в любом случае будет лучше, чтобы Вы об этом знали. Если сие произойдет, Вам следует принять необходимые меры, чтобы помешать, насколько возможно, замыслам горцев и их верных союзников. Я надеюсь, учитывая значительные силы, которыми Вы сейчас располагаете, что противники не смогут причинить нам большого зла. Обратите также внимание на управление Черноморьем. Вы сами знаете печальное состояние, в котором находятся храбрые казаки и этот бедный край, так плохо управляемый на протяжении стольких лет. Надеюсь, что Филипсон6 будет в состоянии привести все в надлежащий порядок. Я очень рад, что Вы воспользовались мерами Бебутова7 для


Муханов Вадим Михайлович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО(У) МИД России; Запальский Глеб Михайлович - аспирант исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

стр. 133


безукоризненного снабжения, но это не должно помешать Вам, досконально зная его достоинства и недостатки, проследить за ним так же, как и за всеми армянами, которым он покровительствует.

Ваши отношения с Нерсесом8 дают мне надежду, что Вам удастся договориться с ним и загладить все шероховатости, возникшие, благодаря ему, в его обширном ведомстве. Нужно обязательно обратить его внимание на подготовку армянского духовенства, чтобы мы не оказались в будущем в том затруднительном положении, с которым столкнулись сейчас при выборе надежных и способных людей.

По Вашей просьбе я наградил ген. Мусницкого 3 тыс. руб. серебром. Что касается прибавки, которую Вы предполагаете сделать личному составу Вашего штаба, то я надеюсь, она ограничится только строго необходимым. В общем, постарайтесь не вовлекать нас в новые издержки, поскольку Вы знаете сложную ситуацию, в которой мы находимся в результате трех лет войны. Будьте экономны, насколько это возможно*.

Больше мне нечего сказать Вам. Все идет обычным ходом, но это не значит, что мы ничего не делаем. Напротив, я надеюсь, что мы движемся по пути прогресса в хорошем смысле слова, а не в том, в котором многие пустые мечтатели его понимают.

В Европе политика улучшается, и Франция пока выступает решительно за нас. Что касается конфликта Англии с Персией9, то также можно надеяться, что его удастся уладить, хотя бы временно. Осложнения с этой стороны были бы весьма неудобны для нас. На этом, дорогой друг, я обнимаю Вас от всего сердца.

Да поддержит Вас Господь.

Александр.

Моя супруга10 передает Вам наилучшие пожелания.

N2

С. -Петербург, 2 марта 1857года.

Сегодня я пользуюсь отъездом Вашего будущего начальника штаба морского флота Стеценко11, чтобы ответить Вам, мой дорогой Барятинский, на два письма от 18 января и 16 февраля, которые я прочитал с живейшим интересом. Военный министр12 уже должен передать Вам мои решения по Вашим различным представлениям. Вы также получите от лица кн. Горчакова13 копию его последнего послания нашему поверенному в делах в Персии. Все это поможет Вам ясно представить себе современную ситуацию в персидском деле, столь важном для нас. Вы увидите, что пока разрыв отношений с Англией не представляется возможным. Однако это не должно помешать нам направить все внимание на азиатскую политику. Также я полностью разделяю Ваше суждение о серьезности данного вопроса для нас в будущем.

Вы получите, кроме того, все сведения, дошедшие до нас к настоящему времени из Константинополя по поводу намеченной экспедиции к берегам Черкесии. Я не придаю этому большого значения и убежден, что наш авторитет сумеет свести на нет все эти козни. Но остается неоспоримым тот факт, что все это творится под носом у Оттоманского правительства и, возможно, с ведома посла Англии14, чего мы не можем и не должны терпеть. Я потребовал решительных объяснений.

С удовольствием узнал, что зимняя экспедиция в Чечню закончилась благополучно и с минимальными потерями. Что касается правого фланга, предоставляю Вам выбрать наиболее подходящее решение, учитывая современные обстоятельства, когда возможности войны с Англией больше не существует. Я согласен оставить 13-ую и 18-ую дивизии в их теперешнем составе из 4 батальонов, пополняя их, насколько возможно, из прежней Запасной дивизии.

Я искренне сожалею о смерти старого Нерсеса, но возможно, она облегчит нам улаживание дел с армянским духовенством. Выбор его преемника должен быть сделан с большой осмотрительностью, и я рассчитываю, что Вы ознакомите меня с кандидатами, которых Синод должен мне представить15.

Вы очень хорошо сделали, убедив кн. Шервашидзе16 приехать сюда, он будет принят с супругой и награжден, согласно Вашему желанию.

Вот почти все, что я собирался Вам сказать. Здесь все спокойно, но много болтовни и насмешек, как, к сожалению, у нас принято. Но это не мешает мне прямо идти своим путем, и я лишь молю Бога поддержать и вдохновить меня на благо нашей дорогой России.

Обнимаю Вас, дорогой друг, от всего сердца.

Наилучшие пожелания от моей супруги.

Да пребудет с Вами Господь.

Александр.


* Здесь и далее подчеркнуто императором.

стр. 134


N3

Царское Село, 20 мая 1857 года.

До настоящего времени, мой дорогой Барятинский, я не мог ответить на Ваши 4 последние письма от 3, 13, 27 марта и 1 мая, которые я прочитал с живейшим интересом, особенно последнее, с описанием Вашей поездки в большую Чечню. Налицо по-настояшему положительный результат, достигнутый, благодаря системе, проводимой в течение этих последних лет17. Дай Бог, чтобы так было и во всех остальных частях Вашего обширного управления. Я полностью поддерживаю Вашу идею перевести Дагестанские полки в Бартунай, а Кабардинский полк в Аух. Я полагаюсь на Вас и надеюсь, что по мере того, как мы будем двигать вперед наши линии, Вы постараетесь уменьшить, насколько это возможно, число войск, которое за последние 10 лет чрезмерно возросло.

Мне нужно снова обратить Ваше внимание на абсолютную необходимость уменьшить любой ценой расходы и даже сократить военные операции в течение 1 года или 2 лет, так как последствия 3 лет войны привели в плачевное состояние наши финансы. Необходимо срочно прибегнуть повсюду к мудрой экономии, чтобы выбраться из этой сложной ситуации, способной привести к кризису, результаты которого столь же сложно предвидеть. Да оградит нас от этого Господь!

На том высоком месте, на которое Вас возвело мое доверие, Вы не должны забывать, что земли и войска, находящиеся у Вас в подчинении, составляют часть большого отечества. Заботясь об их благосостоянии, не упускайте из виду всеобщее благо.

Я не могу скрыть от Вас, что был огорчен, заметив в Вашей частной переписке с военным министром, который мне подчиняется, как это до сих пор было и должно быть, неуместную обидчивость, способную только повредить благу службы. Скажу Вам откровенно, что это на Вас непохоже и не соответствует тому уважению, которое мы испытываем друг к другу. Вы знаете, что пользуетесь моим полным доверием, и мне казалось, что этого должно быть достаточно, чтобы не придавать слишком большого значения слухам, которые подчиненные любят распространять с целью поссорить вышестоящих лиц. Военный министр со своей стороны так же ответственен передо мной, как Вы со своей, и мой долг позаботиться о том, чтобы ни один, ни другой не переходил грани.

Так что хватит обижаться и, опираясь на мое доверие, продолжайте следовать своим путем, как Вы начали, и будьте уверены, что я всегда поддержу Вас, что я счастлив воздать должное тем высоким качествам, которые Вас всегда отличали и которыми Вы стяжали мою дружбу. Я надеюсь, что после этого мне не нужно будет больше возвращаться к этой теме.

Персидское дело наладилось, и я не сомневаюсь, что нам удастся договориться по вопросу о консулах, приняв за основу отказ от права иметь их больше, чем мы имеем сейчас. Необходимо, чтобы Англия последовала нашему примеру. Что касается будущего, я целиком разделяю Вашу точку зрения на нашу позицию по отношению к Азии, но время действовать еще не пришло.

Подлость экспедиции [Лапинского. - В. М., Г. З.] в Черкесию не имеет названия, и я надеюсь, что это больше не повторится и не приведет ни к каким результатам.

Ваша идея о железной дороге от Куры до Тифлиса великолепна, я жду от Вас представления по форме. Моя супруга поручила мне поблагодарить Вас за прелестный альбом с различными видами Вашего путешествия. Теперь она больше, чем когда-либо, мечтает увидеть все эти прекрасные края, и я надеюсь, что однажды Господь позволит нам осуществить эту идею. Супруга с каждым днем поправляется после родов18, но врачи отправляют ее на лечение в Германию, и я рассчитываю поехать с ней и поместить ее там. Мы выезжаем 16 июня, а к 15 июля я надеюсь вернуться.

Недавно я видел Шервашидзе и сказал, что никогда не сомневался в нем. В доказательство этого он получит орден св. Александра в день крещения моего сына Сергея19. С награждением Милютина20 и Крузенштерна21 я думаю еще подождать, так как они находятся в должности менее одного года.

На этом, дорогой друг, обнимаю Вас от всего сердца.

Да поддержит Вас Господь

Александр.

N4

Варшава, 28 сентября (10 октября) 1857 года.

Дорогой друг, я не мог раньше ответить на Ваше милое письмо, доставленное Чертковым22 и полученное в Берлине, во время моего возвращения в Дармштадт. С

стр. 135


тех пор я только и делал, что разъезжал по большим железным дорогам Германии. Чертков, которого я повысил в чине, согласно Вашему желанию, и отправил в Кабардинский полк, сопровождал меня повсюду и сможет подробно отчитаться перед Вами обо всем, что произошло в Штутгарте. Там я познакомился с имп. Наполеоном23, а в Веймаре у меня была встреча с австрийским имп.24, состоявшаяся по его желанию. Я признаю, что рассчитываю больше на результаты первой встречи, поскольку все, что Наполеон мне говорил, было вполне определенно, тогда как второй собеседник ограничился общими словами25. Подождем реальных действий, чтобы узнать, на кого мы сможем рассчитывать в будущем. К сожалению, во время нашего окончательного возвращения через Берлин, пять дней назад, прусский король26 внезапно заболел, и сейчас его состояние тяжелое. Эта потеря станет настоящей бедой для нас, так как это единственный друг, на которого я мог положиться за границей.

Завтра утром мы покинем Варшаву, чтобы через Киев вернуться в Царское Село. Здоровье моей супруги, благодаря двум курсам лечения, которые она прошла в Киссингене и Брюкнау, теперь безупречно. Дай Бог, чтобы этот результат сохранился надолго.

Хорошие новости от Вас о блестящих успехах наших храбрых войск доставили мне истинное удовольствие. Я счастлив поблагодарить через Вас наших солдат, увенчавших себя новыми лаврами.

Что касается Вас, то я надеюсь, что Вы увидите в награде, которую я пожаловал Вам и Вашим главным помощникам, доказательство того, что я умею оценивать то, что Вы сумели сделать в течение этого первого года Вашего управления на Кавказе27. Пусть Господь поможет Вам не сворачивать с этого верного пути, а мое доверие, как Вы знаете, дорогой друг, обеспечено Вам с давних пор.

Я очень рад, что мингрельское дело28 успешно завершилось. Военный министр, как и Кавказский комитет, уже должны довести до Вашего сведения, что я целиком одобрил все меры, предложенные Вами для будущего управления этой провинцией. Надеюсь, что кнг. Дадиан29 приедет по моему приглашению в Петербург и позаботится о воспитании своих детей.

Сейчас я буду с нетерпением ждать прибытия Милютина с проектом реформ в военном ведомстве. Устные объяснения, которые он даст, лишь облегчат осуществление этого важного дела.

Что касается компании Кокорева30 и проекта железной дороги, то я ожидаю его с не меньшим нетерпением. Дай Бог, чтобы это могло исполниться на разумных условиях и не повисло в воздухе, как, к сожалению, столь часто у нас бывает.

Молодой Игнатьев31, недавно вернувшийся из Лондона, будет вскоре к Вам отправлен с разработанным к этому моменту планом, чтобы уравновесить английское влияние в Азии. Дела англичан в Индии принимают день ото дня все более серьезный характер32, и я надеюсь, что мы сумеем воспользоваться этим для укрепления своего влияния на Востоке.

Вот и все, что я хотел Вам сказать. До свидания, дорогой друг, еще раз спасибо за Ваше неутомимое усердие. Обнимаю Вас от всего сердца.

Да пребудет с Вами Господь.

Александр.

Моя супруга передает Вам наилучшие пожелания.


Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: КНЯЗЮ А. И. БАРЯТИНСКОМУ (1857 - 18, ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II, письма
Просмотров: 1135 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0