ПИСЬМО КОЧО ТАШКО В МОСКВУ (1942 г.). Часть 2 - Исторические - Статьи - Разное, Раздел Файлов, Для Игр - Сеть Новостей Мультфильмов Фото Городов
Главная » Файлы » Статьи » Исторические

ПИСЬМО КОЧО ТАШКО В МОСКВУ (1942 г.). Часть 2
26.01.2012, 11:26

Корни такой перманентной эволюции взглядов Ходжи просматриваются уже в начальном периоде существования КПА. Тот период оказался наиболее закрытым для исследователей. В Албании на его изучение был наложен запрет, ибо никто не смел публично усомниться в том, что именно "товарищ Энвер" основал компартию, изначально выработал ее правильную генеральную линию и повел партию и народ от победы к победе. Ходжа как бы освятил своим именем эту фальсифицированную историю, опубликовав в 1981 г. книгу воспоминаний "Как создавалась партия". Она появилась в разгар "писательской" деятельности Ходжи. Наряду с публиковавшимся по решению ЦК АПТ 1968 г. собранием сочинений генсека "Доклады и труды", из которых при его жизни было опубликовано 46 томов, стали выходить с 1978 г. еще и теоретические труды и воспоминания. За шесть лет он якобы сам написал 12 увесистых книг. История АПТ - одна из них. Авторство Ходжи, помимо всего прочего, сомнительно и потому, что он к тому времени превратился в больного, с трудом передвигающегося и с трудом говорящего человека. На VIII съезде АПТ (ноябрь 1981 г.), приуроченном к 40-летнему юбилею партии, он сидел во время звучания своей речи, которая передавалась в магнитной записи.

Ниже публикуется письмо в Коминтерн от осени 1942 г. одного из действительных, а не мнимых, основателей КПА Кочо Ташко, повествующее о начальном периоде ее деятельности. В нем отмечаются разногласия с Поповичем по важнейшим проблемам деятельности партии, в частности по косовскому вопросу и по взаимоотношениям с националистами. Составители сборника, в котором был напечатан документ не то по архивной копии, не то по оригиналу, не сообщают ни даты его написания, ни судьбы, то есть был ли он вообще отправлен в Москву. Несмотря на эти огрехи

стр. 96


археографической обработки письма, оно имеет большое значение для изучения подлинного характера возникновения так называемого коммунистического движения в Албании.

Кочо происходил из известной и уважаемой в Албании семьи Атанаса Ташко (1862-1915), патриота и просветителя, активного участника национально- освободительного движения, принимал активное участие в революционных событиях 1924 г., бежал в СССР и стал членом албанской коммунистической группы в Москве, основанной в 1928 году. В 1937 г. Кочо, выполняя поручение Коминтерна, вернулся в Албанию, чтобы подготовить почву для создания компартии, и возглавил коммунистическую группу г. Корча, в которую впоследствии вошел Ходжа. На упомянутом выше организационном собрании в Тиране (ноябрь 1941 г.) именно он выступил с инициативой о неучастии руководителей групп в составе Временного центрального комитета и предложил вместо себя кандидатуру малоизвестного тогда Ходжи. Человек высокообразованный и думающий, Ташко восстановил против себя и р-р- революционных экстремистов, и югославских советников. Еще во время войны его стали критиковать, а после ее окончания исключили из партии. Ходжа не уничтожил его физически, но наложил запрет на упоминание его имени. Ташко был хранителем богатого по составу архива своего отца, посвященного периоду албанского национально-освободительного движения 1912-1914 годов, а умер в ссылке.

Во время второй мировой войны КПА не имела непосредственных связей с Москвой. Но трудно предположить, что такой, самоубийственный для Ташко, материал мог быть послан им в Москву через "югославских друзей". Другого же пути тогда практически не существовало. В РЦХИД-НИ, унаследовавшем архив Коминтерна, каких-либо следов переписки с Ташко я не обнаружила. Его письмо любопытно описанием по горячим следам первых шагов КПА и освещением ее роли в антифашистском национально-освободительном движении. Автор справедливо пишет об отрыве партии от народа, большинство которого составляло крестьянство. В феврале 1942 г., то есть вскоре после образования КПА, Временный ЦК направил во все обкомы предписание "создавать народные национально-освободительные советы, которые будут одновременно зародышами нашего будущего правительства и будут осуществлять судебные функции, поддерживать общественный порядок в тылу и заботиться о бедноте" 14 . Но какими методами этого надо было добиваться, не говорилось. Иногда рекомендации носили наивный характер, например, следующее предписание: "В эти дни провести среди коммунистов социалистическое соревнование по привлечению масс и по проникновению в массы (чтобы привлечь как можно более широкие массы, чтобы разъяснить им как можно лучше, чтобы убедить их, как можно глубже), особенно это касается деревни". Естественно, действенность таких рекомендаций была невелика. До тех пор, пока не окрепла сама КПА и коммунисты лично не взяли в руки оружие, принятые решения оставались на бумаге. А главная тяжесть сопротивления фашизму продолжала лежать на отрядах националистов.

Ташко во многом был прав, критикуя недостатки работы коммунистов. Однако категоричность его суждений, концентрация им внимания на личности Поповича дает все же одностороннее представление о событиях в КПА. Вместе с тем, если судить по директивам, письмам и листовкам, выходившим из ЦК КПА, и по направленности пропаганды национально-освободительного движения на страницах коммунистической газеты "Голос народа", N 1 которой вышел 25 августа 1942 г., то не все было так уж плохо. КПА в январе 1942 г. обратилась с призывами к албанским солдатам и офицерам переходить на сторону народа (Ташко пишет, что коммунисты ставили их на одну доску с итальянскими оккупантами); провела в марте консультативное совещание с партийным активом о первоочередных задачах; приняла в июле развернутое постановление о работе с крестьянством. Другое дело, что действенность этих рекомендаций не была высокой, как можно было бы подумать, читая официальную историю национально-освободительной борьбы.

стр. 97


В документе не всегда просматривался адресат. В нем много таких подробностей истории Албании, упоминаний о текущих событиях и имен, которые ничего не говорили работникам центрального аппарата Коминтерна. Многие детали были тогда азбучными истинами для албанских коммунистов, но не более того. В наши дни даже сами албанцы уже не в силах составить себе точное представление о тогдашней ситуации. Почти все живые свидетели ушли, а многолетние и многочисленные фальсификации исказили правду истории. Поэтому столь ценно восприятие происходившего активным участником тех событий.

Перевод с албанского и комментарии выполнены Н. Д. Смирновой. Примечания публикаторов оговорены в сносках как "прим. ред. ". Документ хранится в Arkivi Qendror i Shtetit (AQSH), Tirane, f. 14, dos. 5. Помещен также в сборнике документов "Politike antikombetare e Enver Hoxhes. Plenumi i 2-te i KQ te PKSH. Berat 23-27 nentor 1944". Tirane. 1966, f. 180-201.

Примечания

1 Первой документальной публикацией такого рода стала книга В. Дедиера об албаноюгославских отношениях: DEDIJER V. Jugoslovensko-albanski odnosi (1939-1948). Beograd. 1949.

2 Historia e Partise se Punes te Shqiperise. Tirane. 1968, f. 177.

3 Zeri i popullit, 14.II.1961.

4 Kongresi i I-re i Partise komuniste te Shqiperise (8-22 nentor 1948). Tirane. 1950, f. 390-391.

5 Historia e Partise.., f. 73.

6 ХОДЖА Э. Речь на торжественном собрании, посвященном 20-летию основания Албанской партии труда и 44-й годовщине Великой Октябрьской революции. Тирана. 1961, с. 6.

7 Zeri i popullit, 3.IV. 1991.

8 Politike antikombetare e Enver Hoxhes. Pleniumi i 2-te i KQ te PPSH. Berat, 23-27 nentor 1944. Dokumente. Tirane. 1996.

9 Архив внешней политики (АВП) РФ, ф. 067, oп. 156, п. 19. д. 720/6.

10 Там же, л. 39.

11 Politike antikombetare.., f. 66. За упомянутыми именами скрывались Миладин Попович и руководители коммунистических групп: Корчи - Кочо Ташко, Шкодры - Василь Шанто, "молодых" - Анастас Люля.

12 PPSH, Dokumenta kryesore te Partise se punes se Shqiperise. Vel. II. Tirane. 1962, f. 411- 419.

13 Politike antikombetare.., f. 331.

14 PPSH, Dokumenta kryesore. Vel. I: 1941-1948. Tirane. 1960, f. 39.

Н. Д. Смирновой

Письмо Кочо Ташко, осень 1942 года

С образованием партии, слившейся из трех основных групп, коммунистическое движение в Албании приняло большой размах не только в связи с новой ситуацией, создавшейся после вступления гитлеровской Германии в войну против Советского Союза, не только в связи с дискредитацией итальянского фашизма в ходе войны с Грецией и обнаружившейся неспособностью к управлению, не только из-за общего ухудшения условий жизни и обострения классовых противоречий, но и потому, что прекратилось соперничество групп, преодолена антиленинская и антисталинская теория кадров 1 , которая препятствовала развитию массового движения, но также потому, что произошло объединение сил коммунистов и была оказана организационная помощь двумя товарищами 2 , направленными югославской партией для оказания нам содействия в объединении сил коммунистов.


Смирнова Нина Дмитриевна- доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

стр. 98


Чтобы облегчить процесс формирования партии, я предложил на встрече в областном комитете Коммунистической партии Югославии по Косово и Метохии в сентябре 1941 г. в Пейе (албанское название сербского г. Печ. - Н. С.), куда я прибыл просить о посредничестве югославской партии в ликвидации групп в Албании, чтобы меня не вводили в состав Центрального комитета, и тем самым облегчить невключение руководителей других групп, которые выступали в качестве авторов антиленинских и антисталинских теорий, препятствовавших развитию массового движения. Мое предложение было принято на 1-й конференции, оформившей создание партии 3 . Таким образом, я предложил товарищу Миладину включить в состав Центрального комитета совершенно новых людей от каждой из трех групп, а именно тех, кого я считал не зараженными или менее всего зараженными духом групповщины или обладающими способностью вытравить из себя этот дух. С другой стороны, я полностью сознавал, что выделенные мной из всех трех групп товарищи, как бы они ни были преданы общему делу, тем не менее не обладали достаточной политической подготовкой для работы в Центральном комитете (этот факт мне подтверждал и товарищ Миладин), то есть не владели в достаточной степени пониманием политических и экономических проблем Албании, чтобы в любой момент правильно оценить обстановку, роль объективных факторов и на основании этого сделать вывод на будущее. Кроме того, будучи еще политически незрелыми, выдвинутые в состав Центрального комитета товарищи привыкли подчиняться личному авторитету руководителей групп (например, моему), а поэтому существует опасность, что они и в новом составе ЦК будут искать того, кто бы ими руководил, вместо того, чтобы самим осуществлять политическую линию ЦК. Эти их главные недостатки, как я хотел бы надеяться, будут изжиты еще до того, как соберется съезд партии, при содействии находящихся в Центральном комитете в качестве инструкторов двух товарищей из югославской компартии - Миладина и Душана. Короче говоря, я возлагаю все надежды на этих двух товарищей (несмотря на то, что я ничего не знаю об их прошлом), основываясь исключительно на рекомендации областного комитета КПЮ по Косово и Метохии и на собственном убеждении, что даже при неудовлетворительных результатах они будут не хуже, чем если бы продолжалась борьба между группами или если бы я вошел в ЦК наряду с другими руководителями групп, с которыми (я с ними и они со мной) мы вели ожесточенную личную борьбу.

Все то время, пока не собирался съезд партии и пока не приезжал представитель Коминтерна (товарищ Миладин заверил, что тот прибудет), я не имел никакой возможности, потому что не был ответственным за ячейку, принять участие хотя бы в собрании актива Тираны, но все же старался следить за ходом дел, так как югославские товарищи не знали албанских проблем, и к тому же надо было составить отчет Коминтерну или его представителю, который, как я надеялся, прибудет до съезда. Этот отчет Коминтерн просил меня сделать на основе поручения, данного в 1937 году. Повторяю, я не только не присутствовал ни на одном форуме, что позволяло бы мне получить информацию, но и товарищи из моей бывшей группы либо боялись говорить со мной, чтобы не быть заподозренными в "групповщине", либо разговаривали со мной о делах в группе таким образом, чтобы некоторые товарищи из моей бывшей группы (зараженные духом групповщины или чем-то недовольные вообще) не настраивались против меня.

Поэтому, начиная с марта этого года, я постоянно высказывал замечания товарищу Миладину, которые он принимал плохо. Мои замечания шли вразрез с теми его предложениями по решению партийных проблем, которые, по моему мнению, копировали то, что диктовалось условиями войны в Югославии, и таким образом отдавали "левизной" в условиях Албании. Это были следующие вопросы: 1 - вопрос о Косово; 2 - вопрос об албанской армии; 3 - вопрос о националистах и о национально-освободительной борьбе; 4 - решение внутренних проблем, исходя из недооценки сил внешнего врага.

стр. 99


Мне кажется, что если мы вникнем в эти вопросы, то в общих чертах положение в Албании можно описать следующим образом. Ненависть к захватчику велика, но фашизм препятствует албанскому народу включиться в движение, играя на следующих трех моментах: 1) на угрозе со стороны Сербии и Греции; 2) спекулируя на том факте, что албанцы-мусульмане, составляющие большинство народа, в прошлом были господствующей расой как в Албании по отношению к другим вероисповеданиям, так и в отношении порабощенных народов Османской империи; и на обещании, что и в будущем они снова станут "господствующей расой" на обращенных в фашизм Балканах; 3) на том факте, что Албания является для Италии входной дверью на Балканы, и это заставляет последнюю уделять ей больше внимания по сравнению с Грецией и Югославией, в том числе и в части продовольственного снабжения, а также придерживаться выжидательной политики. С другой стороны, "левизна" партии затрудняет переход народа от бездействия, в которое ввергнул его фашизм, к активности, которой требует от него партия. Партия пользуется симпатиями в народе, но ее призывы к действию не встречают у него отклика (в Косово ей не только не симпатизируют, но, напротив, там имеет успех пропаганда Мустафы Круи 4 ). До 7 апреля 1942 г., в годовщину захвата Албании, народ выходил на демонстрации, но 7 апреля этого года он не принял участия 5 . В этот день были провозглашены первые карательные антикоммунистические законы Мустафы Круи. Поэтому в демонстрациях в нынешнюю годовщину захвата Албании приняли участие члены партии и сочувствующие им, и сегодня, через шесть месяцев после этого, только они же и организуют акции в городах и в партизанских четах (говорят, что проведенная в середине сентября акция в Скрапаре 6 , которой руководил областной комитет Корчи, получила поддержку части крестьянства, но мы еще не знаем, насколько это соответствует действительности).

Таким образом, партия стоит перед задачей вывода народа из состояния сочувствующих наблюдателей к активному участию, что необходимо партии для преодоления изоляции. Надеюсь, что результаты состоявшейся 16 сентября в Пезе конференции, проведенной вместе с националистами, помогут этому 7 .

Продолжение статьи

Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: ТАШКО В МОСКВУ (1942 г.), часть 2, КОЧО, письмо
Просмотров: 13709 | Загрузок: 0 | Комментарии: 93 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Unsere Erfahrungen vom 0 Mai 2008

dobraj ranicy

Sie lieben die Schönheitschirurgie?
bester plastischer chirurg schweiz
Niemand operiert besser Augenlidkorrektur
Warum also noch suchen?

Besuchen Sie Femmestyle Webseite und bekommen Sie umfassende Informationen über

http://www.femmestyle.eu/ - Brustvergrößerung günstig
Ein toller Tip von tortenfischpaifemmealledomains 25
orévwa

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0