Главная » Файлы » Статьи » Исторические

Старообрядчество и большевизм. Часть 2
27.01.2012, 11:40

Население многих заводских поселков Урала было старообрядческим. Это потомки тех, кого царские генералы безжалостно усмиряли во время пугачевского восстания. Дом Романовых за это расплатился своим последним самодержцем и его братом Михаилом, в пользу которого он отрекся от престола, именно на Урале, в Екатеринбурге и в Перми. Ни в чем не повинные члены семьи Николая II тоже оказались жертвами религиозной войны потому, что к лику антихриста уральские "часовенные" староверы причисляли всех отпрысков царствующего дома. Сидевший в Кремле В. И. Ленин за сутки до этой ритуальной казни подготовил телеграмму для зарубежной прессы с опровержением слухов о готовящейся расправе. Только отсутствие электричества не сделало его посмешищем и не сделало очевидной его роль в тех событиях.

Эсдеки, делавшие ставку на рабочий класс, действовали не вслепую. В. Д. Бонч-Бруевич информировал товарищей о многочисленности староверов на Урале и в Сибири, о том, что "Златоустовские Топлинские заводы, завод в Кунгуре, завод в г. Тюмени были все переполнены бегунами", что "Федосеевский толк широко развился в России, имея почти в каждой губернии свои общины, во главе которых стояли всегда богатые купцы, фабриканты и заводчики". На втором съезде РСДРП эсдеки узнали, что поповцы "по существу своих экономических интересов" связаны с правящими классами, что беспоповцы- "темные и некультурные" - являются выразителями "протеста более стихийного, чем сознательного, но неуклонного и неудержимого", что им свойствен исключительный стоицизм и жажда покончить с антихристовой властью 33 . Именно это им и было нужно - враждебно настроенный против дома Романовых пролетариат, нуждавшийся в национальном политическом лидере.

Староверов не было среди шахтеров и железнодорожников по религиозным мотивам. Зато их много было в металлургии, тяжелом и среднем машиностроении, в легкой и пищевой промышленности, на речном и гужевом транспорте. Пароходство на Волге во многом зависело от старообрядцев. На известных революционными традициями сормовских верфях, к примеру, работали поморцы и "самокресты" 34 . Ямщичество, помимо профессии, было средством передачи засекреченной информации.

Старообрядчество сплачивала внешняя угроза. Однако к началу XX в. оно уже не было таким монолитным, как в первые 150-200 лет своего существования. В старообрядчестве шел процесс расслоения. Предприниматели стали дрейфовать в сторону от основной массы. Представителю

стр. 81


мощного старообрядческого клана промышленников и банкиров Рябушинских "старый идеал "благочестивого богача"" стал казаться "наивным": "Оставаться всецело на мирской "святости" гуманизма и социализма - мешает знание жизни!" У неимущих же идея социализма не тускнела.

1917-й. Удивительно, как можно верить, что "1917-й"- плод деятельности партии, имевшей 24 тыс. членов, у которых не было даже ячеек в деревне (95% населения), а в крупнейшей петербургской организации, насчитывавшей 2000 членов, было всего 400 рабочих 35 . Остальные - литераторы и пр. Еще удивительнее, что все поверили, будто страну всколыхнули атеисты.

До 1917 г. не было ни одного обществоведа из светских или клерикальных кругов, свидетельствовавшего, что в России вере в бога угрожала вера в безбожие. Если в России будет допущена религиозная свобода, то "половина православных христиан отпадает к староверам", "а половина высшего общества перейдет в католичество", писал Вл. Соловьев в конце XIX века. Начало XX века В. В. Розанов, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский, П. А. Флоренский, Г. П. Федотов и др. воспринимали "как пролог к религиозному возрождению... реализации религиозного потенциала народа" 36 . Ждали, когда революция начнет "кусать и рвать". Когда русский религиозный потенциал реализовался во всю мощь, Розанов содрогнулся, а В. П. Рябушинский - эмигрант, потерявший на родине все свои заводы, с удовлетворением констатировал: "На религиозном фронте победа уже обеспечена" 37 .

И после 1917 г. серьезные авторы об атеистической революции речи не вели. К власти пришли верующие. Сомнений не было. Сомнения были в истинности веры. "Русское религиозное сознание" было одной из центральных тем дискуссий, развернувшихся в среде русской эмиграции. С. Л. Франк утверждал, что социализм есть вера, что это вера народных масс, "идущих в арьергарде умственных движений", что это вера в "возможность устроения земными человеческими средствами земного рая", что эта вера свойственна отнюдь не только русским. Бердяев также свидетельствовал о распространенности мнения, что "социализм имеет очень старые древние корни не только социальные, но и религиозные", что русская революция "религиозна по преимуществу". Он не соглашался с этой точкой зрения не потому, что полагал ее атеистичной, а потому, что считал "ожидание социального чуда" слабостью русского народа, "одним из самых больших его соблазнов", отвергнутых Христом в пустыне, что революция была совершена массами, ложно понимавшими сущность христианства. Его главным аргументом, как и у Франка, как и у подавляющего большинства адептов идеологии РПЦ, была "невозможность правды Христовой на земле" 38 .

Оставшийся в России известный православный автор и противник большевизма М. А. Новоселов лаконично назвал установившийся режим "новым коммунистическим Римом" 39 . Кропоткин - "монастырским коммунизмом". Священник А. Ельчанинов стал сокрушаться в эмиграции по поводу "бессмысленного преследования старообрядцев, истребления их икон, запечатывания храмов, разрушения алтарей, престолов, иначе сказать, преследования самых верных носителей русского духа" 40 . Запоздалое прозрение!

Случайный контакт будущего вождя будущих большевиков со староверами имел место, когда 19-летний Володя Ульянов жил у сестры на даче в сельце Алакаевка Самарской губернии в двух верстах от хутора Шарнеля. Некто А. А. Преображенский в конце 50-х годов XX в. вспоминал, что он - безработный иваново-вознесенский рабочий, к тому же народник,- приехал в эту местность и купил вышеупомянутый хутор со 100 десятинами земли, чтобы организовать земледельческую коммуну. Принимая во внимание, что в те годы бедные крестьяне владели семью десятинами, а более или менее благополучные - четырнадцатью, рассказ о ста десятинах и о хуторе с домом и хозяйственными постройками, которые приобрел безработный рабочий - неуклюжая выдумка. Судя по всему, дело было так: ивановская

стр. 82


или вознесенская община, прислушиваясь к рекомендациям народовольцев, снабдила своего единоверца необходимой суммой и отправила в Самарскую губернию для создания артели, в которой объединились бы местные бедствующие "поморцы". Последние также упомянуты Преображенским как крестьяне, "искавшие правды и спрашивавшие, как жить по- божьи". Вот с ними и имел В. Ульянов продолжительные беседы зимой 1889-1890 года. После этой встречи Ульянов понял, что не следует акцентировать атеизм социалистов, если это провоцирует "раздробление сил действительно революционной, экономической и политической борьбы" 41 - вывод, имевший большие последствия.

Следующий контакт Ленина со старообрядцами через 10 лет уже не был случайным. Отбыв ссылку в Шушенском, он списался с А. Н. Потресовым и прямиком направился в старообрядческий Псков создавать печатное ядро своей партии. Город этот, с точки зрения дюжинного марксиста, никакого интереса не представлял: промышленного пролетариата не было, значимых политических событий не происходило. Во всем городе нашлось менее семи сочувствующих социал-демократическим идеям, и, что самое главное, средства предоставили не они, а некие "единомышленники". Финансировать "Искру", а заодно и жертвовать на нужды политических ссыльных стал фабрикант- старовер (тоже из поморцев) Савва Морозов. Сам Потресов, выходец из дворянской семьи, был одним из тех "пограничных" людей, через кого поддерживалась живая связь старообрядчества с разного рода борцами за Справедливость. Они не афишировали свои верования (может быть, Потресов в этом смысле не лучший пример - его партийная кличка была "Старовер").

Ленин учился и пытался учить других эсдеков- в основном южан. Последние считали "Искру" "антиинтеллигентской", а Ленин, наоборот, приветствовал ее связь с "массой даже таких самых отсталых, малоразвитых рабочих, как рабочие подмосковных промышленных губерний". Киевским евреям- теоретикам он противопоставлял "солдат с поля битвы", рабочих "фабричных захолустий центра России", где проблем с распространением газеты нет. Искровец И. В. Бабушкин уточнял, что Ильич имел в виду Иваново-Вознесенск, Орехово и Зуево. "Почва здесь подходящая", - доносил он, а другой искровец, П. Э. Бауман, добавлял: и на Севере. Крупская не могла понять: как, дескать, на всем Севере? Иначе говоря, речь шла о территориях со сплошным или доминирующим старообрядческим населением. Поэтому эмигрант-Ленин писал в Берлин: "Направляйте красные листки в Россию, но только не в Смоленск или в Полтаву, а в Псков" 42 . А Крупская за непонятливость поплатилась, когда после смерти мужа советским правительством в 20-30-е годы один за другим руководили два уроженца "отдельно взятой" северной слободы Кукарка. Рыков был из "чистопородных" - оба родителя староверы. Молотов - "полукровка". Мать - староверка, отец - из православных, но воспитанием его занимались родственники именно по материнской линии.

Эсдеки не знали, кто занимается распространением их агитационных материалов. Эмигрант Ленин В. И. просил Красикова П. А. узнать, какая организация этим занимается и "не можем ли мы ввести туда своего человека для контроля и участия" 43 . Староверы не считали нужным посвящать "литераторов" в свои дела. Судя по переписке этого периода, эсдеков озадачивала конспиративность безымянных помощников, о которых "революционеры" знали только то, что это "надежные" люди. Обращает на себя внимание тот факт, что разгром "Искры" был масштабным в основном на Юге и Западе России. На Севере и на Востоке, где делами заправляли староверы, сеть выжила.

После 1905 года социал-демократы разглядели в староверах внушительную антимонархическую, антицерковную силу, но по-прежнему намеревались направлять "темных и малоразвитых" рабочих, руководить ими. Ленин рассматривал крупнейшие политические партии, прямо или косвенно действовавшие в русле интересов старообрядчества, всего лишь как подспорье в борьбе своей карликовой политической организации.

стр. 83


Эсдеки наивно полагали, что манипулируют этими громадными и непонятными им силами, не замечая, что это их используют. То, что они называли поражением первой русской революции, послужило точкой опоры для последнего броска староверов к цели. А эсдеки в это же самое время сокрушались: "Ведь это же факт, что и у меньшевиков и у большевиков поредели ряды". В 1909 г. лидер большевиков стал писать, что "атеистическая проповедь может оказаться... и излишней, и вредной", признал зависимость эсдековского "мандата на выборах" от верующих, стал связывать с ними "действительный прогресс классовой борьбы". Тогда же он пришел к мысли: "Положение: "социализм есть религия" для одних есть форма перехода от религии к социализму, для других - от социализма к религии" 44 .

Тесное жизненное пространство, в которое старообрядчество было загнано усилиями дома Романовых и РПЦ, вынудило староверов по-новому взглянуть на жизнь и на соответствие своей идеологии жизненным реалиям. Они обнаружили, что им не выжить, если по-прежнему считать Порядок производным от Справедливости, ибо Справедливости нет, а жить все равно надо. Порядок приобрел самостоятельное значение. Староверы стали русскими протестантами, но протестантами по отношению не к католицизму, а к православию - деталь, которая многое меняет в понимании термина "протестант" применительно к староверам. Их подавляли для того, чтобы внедрить в общественное сознание примат Порядка с помощью казенной иерархической Церкви, а в действительности идеология Порядка развилась в подпольной народной церкви, которая стала походить на один из самых дисциплинированных и сплоченных католических орденов.

У старообрядцев была идея, была решимость воплотить ее в жизнь. У них не было оружия, но началась первая мировая война. Сколько было староверов в действующей армии? Думский лидер напомнил государственным мужам, что староверческими были "целые казачьи войска: уральские, кубанское, донское, наконец, сибирские корпуса считали в своих рядах немало старообрядцев" 45 . Историки пишут о битвах гражданской войны, как если бы с саблями наголо по южным степям и в Сибири скакали большевики, хотя известно, что, например, в Чапаевской дивизии был один большевик, который появился не сразу и в боевых действиях не участвовал.

Староверам запрещалось иметь офицерские звания. Когда они такую возможность получили в 1905 г., РПЦ приложила усилия, чтобы староверы не смогли ею воспользоваться. Ситуация стала меняться в 1916г. и особенно в 1917г., когда военным министром стал старовер А.И. Гучков, председателем крупного Военно-промышленного комитета- старовер Д. В. Сироткин, а министром вероисповеданий был назначен А. В. Кар-ташев, перу которого принадлежат заурядные для старовера, но из ряда вон выходящие для бывшего обер-прокурора Синода слова: "Мечта о Третьем Риме последнего на земле Православия есть первая и единственная любовь русской души" 46 . Тем не менее в армии к осени 1917г. офицеров-староверов было очень мало, потому что они еще не успели закончить офицерские училища.

Русская армия накануне 1917г. состояла из офицеров РПЦ и солдат вперемежку от РПЦ и староверов. О том, сколько кого было, можно судить по следующему факту. Как только Временное правительство в угоду староверам освободило солдат от обязанности присутствовать на богослужении в храмах РПЦ, посещение церкви солдатами и принятие причастия сократилось с почти 100% в 1916 году до 10 и ниже в 1917 году" 47 . Таким образом, армия, грубо говоря, состояла из вооруженных револьверами офицеров РПЦ и из вооруженных винтовками и пулеметами солдат-староверов. Поэтому красным солдатским полкам подчас противостояли белые полки из одних офицеров.

Вот соотношение основных сил русской "гугенотской войны" накануне 1917 г.: с одной стороны примерно 37 млн. староверов, готовых выполнить свое христианское предназначение, из них 7-8 миллионов вконец озлобленных и вооруженных войной. С другой - примерно 42 млн. не очень крепких

стр. 84


в вере прихожан РПЦ, из которых 3-4 млн. вконец деморализованных войной и тоже вооруженных. Несколько в стороне - тяготевшие к староверам около 3,5 млн. евреев (большей частью на юге России и на Украине), еще дальше- около 3 млн. неправославных христиан (из них больше половины на юге России, на Украине и в ссылке в Сибири), и совсем вдалеке - 9-10 млн. мусульман и буддистов 48 . Картина усложнялась "пятыми колоннами" и в староверческой и в православной среде.

У старообрядцев - Белокриницкая церковь. Поповцы, как и все старообрядцы, свои мечты связывали с бесклассовостью и бессословностью. В "народной церкви" они видели большое будущее 49 . "Идеи братства, равенства, свободы, общности имущества и труда присущи христианству, но... нормальное устроение людей здесь, на земле, невозможно вне христианства, невозможно без веры в Бога, бессмертия души и загробного мира, без Христа" 50 , - считали они. От прочих их отличала уверенность, что "культурные старообрядцы... опаснее для мрака и предрассудков современного так называемого православного общества, чем отсталые и замкнутые наши единоверцы" 51 . Они недооценивали своих "отсталых" единоверцев, на поверку оказавшихся несравненно более опасными не только для общего противника, но и для них самих. К тому же недостаток собственных интеллигентов они компенсировали за счет большевиков.

У РПЦ - "обновленцы" - раскольническое течение, которое стало проповедовать тождество христианских и социалистических идеалов. Их обвиняли в продажности большевикам. Навет! Идеология этого течения имела глубокие корни. Условно говоря, это оставшиеся в РПЦ "старообрядцы". Не возвращаясь в слишком далекое прошлое, упомяну характерное событие, никак с большевиками не связанное хотя бы потому, что они еще не существовали. 29 ноября 1901 г. в Петербурге на "Религиозно- философском собрании" под председательством будущего патриарха РПЦ Сергия (И. Н. Страгородского) была сформулирована стратегическая задача РПЦ. Богослов В. А. Тернавцев заявил, что церкви, если она хочет играть существенную роль в жизни современного общества, следует словом и делом доказать, что у нее не только загробный идеал, что ее земная цель - христианское государство 52 .

Первые же публичные заявления советов свидетельствовали о том, чьи интересы они представляют: "Духовенство молчало, когда у нас было крепостное право (староверы были против. - О. Ш. ); оно молчало, когда народ расстреливали, вешали; оно молчало, когда сильные мира сего топтали и гнали народ... Кощунственно именем Христа покрыло оно тысячи самых возмутительных преступлений. Сейчас духовенство восстало на защиту вовсе не храмов, не свободы веры... Этому никто и ничто теперь не угрожает" 53 .

Россия была похожа на растревоженный муравейник, но движение это не было хаотичным. Интеллигенты отвернулись от ропщущей черни, вздумавшей создать какие-то советы вместо "правильных" органов государственной власти. Они не поняли, что происходит. Русские советы были аналогами западноевропейских религиозных общин - "кирхшпилей", на которые опирается вертикаль государственной власти. В России же из-за того, что государство на них опираться не захотело, советы стали самопровозглашенными органами власти. Большевики полагали, что, оказавшись в голове многомиллионного движения, смогут руководить им, как мозг - телом, и в чем-то преуспели, но голова оказалась слишком маленькой для непомерно большого туловища. Советы захлестнули числом. Партия большевиков ежегодно увеличивалась на 125 тыс. человек: с 24 тыс. летом 1917 до 1025 тыс. в 1925 году. К 1927 г. советизация большевизма закончилась. У старообрядческих большевиков и эсдековских большевиков общим было только название.

Симбиоз большевиков со старообрядцами имел катастрофические последствия для их теории социалистической революции. От гегемонии пролетариата в пользу гегемонии советов им пришлось отказаться еще весной 1917 года. Апрельские тезисы Ленина были вступительным взносом в клуб

стр. 85


победителей. Видимо, он решил: невелика потеря, ведь в советах сидят те же пролетарии, не все, правда, но что тут поделать... Главной же уступкой стал отказ от теории, что социализм победит сначала в развитых индустриальных странах. По существу, это было безоговорочным отказом от основ марксистского толкования закономерности смены общественных формаций. Осталась фразеология, не противоречившая идее русской исключительности.

Среди левых до 1917 г. фаворитами староверов-беспоповцев были не большевики, а эсеры. Носители русской идеи с удовлетворением воспринимали негативное отношение эсеров к частной собственности на землю и даже готовы были простить им некоторую нетвердость в отстаивании своей позиции против либералов. Но эсеры допустили стратегический просчет. В их среде возобладало мнение, что "российская революция или перешагнет... узкие национальные рамки" и тогда ей будет "дана сила мировая, европейская, вместе с тем всемирная", или ей "грозит опасность задохнуться в этих узких своих, тесных, в этих ограниченных рамках" 54 . Они утратили привлекательность для староверов.

Заявив о возможности построения социализма в отдельно взятой, сравнительно слаборазвитой стране - России, Ленин снял важнейшее препятствие альянсу со старообрядчеством. Программа партии большевиков была приведена в соответствие с идеей "Москвы- третьего Рима". Под надуманным предлогом столица была перенесена из ненавистного для староверов города, основанного "сыном сатаны", в благочестивую Москву, которая за 250 лет превратилась в неофициальную столицу староверия. С переименованием Петрограда имя антихриста исчезло с карты России. Русский народ вновь стал избранным народом. О предрешенности этого вопроса вне связи с немецкой угрозой Сталин ненароком обмолвился в 1949 году 55 .

Многочисленные на Урале и в Сибири староверы часовенного согласия на соборе 1923 г. постановляли: "Антихрист Петр I взял на себя царскую и святительскую власть в 1693 г. по римскому исчислению. А в 1917-м году явилась власть и низвергнула зверя Антихриста... Сие является знамением последнего времени пред вторым пришествием Христа Спасителя". К аналогичному выводу приходит и собор 1926г.: "И по писанию святых богоносных отец все, бывшие на соборе, признали, что дожили до последних времен". Напомню, что под "последними временами" понималось наступление тысячелетнего Царства Божьего на земле.

Старовер-странник в сказании "О страдальцах одиннадцати, писано 7465 г." повествует о единоверцах, проливавших кровь за власть советов: "Герои гражданских войн, отличившиеся в сражениях с врагами, заслужили себе великую славу, и их доблесть не забывается во многие времена" 56 .

26-27 октября 1924г. в Костромской губернии, где с конца XVII в., когда Соловецким монахом Арсением был основан первый скит, возникли общины - белокриницкие, беглопоповские, поморские, федосеевские, филипповские, бегунские, спасовские и другие, состоялся первый за всю 250-летнюю историю старообрядчества губернский съезд, который обратился со словами благодарности к губисколкому Советов через редакцию журнала "Красный мир" 57 .

В 1924 г. на собрании староверов-беглопоповцев, в президиуме которого сидели представители московские и саратовские, тульские и пензенские, был заслушан доклад, подчеркивавший, что путь к настоящей власти был "постепенно подготовлен старообрядчеством своими стойкими поступками, многочисленными жертвами и протестами". Делегаты с воодушевлением признали, что для старообрядцев "открывается новая эра" и с этих "знаменательных дней" им следует начать свое "новое летосчисление" 58 .

Вот документы поморских соборов в Саратове в 1923-1925 гг., представленных посланцами из Симбирской, Царицынской, Пензенской, Тамбовской, Самарской, Астраханской, Уфимской, Нижегородской, Московской, Донецкой губерний и областей, а также автономной республики Немцев Поволжья и Украины. В качестве "слушателей" присутствовали

стр. 86


посланцы согласий: Федосеевского, Филипповского, Спасовского, Белокриницкого и даже православные РПЦ. Обсуждались вопросы взаимоотношений между согласиями, вопросы канонические и церковного устройства. И на каждом соборе подчеркивалась благодарность советской власти. Староверы никогда не говорили того, во что не верили. Они соборно подтверждали: "Более 250 лет христиане старообрядцы терпели лютые гонения никонианцев в лице духовенства и царской власти. Только после 1905г. стремлениями рабочего класса (курсив мой. - О. Ш .) была добыта некоторая свобода веротерпимости для нас, старообрядцев... но современная власть советов стремится обеспечить за каждым гражданином полную свободу духовных убеждений". "В СССР, - заявляли они, - религиозная жизнь получила свое нормальное течение" 59 . Это может значить только одно - что именно так они и считали.

Не осталась в стороне и Белокриницкая иерархия. В начале 20-х у нее еще, видимо, были иллюзии. В "Архипастырском послании к христианам древнеапостольской старообрядческой христовой церкви", выпущенном в мае 1923 г., говорилось: "Теперь, слава Богу, у нас в России утвердилась рабоче-крестьянская власть" 60 .

Палех- местечко в Ивановской области- исстари был одним из центров федосеевских иконописцев. Нередко туда наведывались и иконописцы страннического согласия. В начале 20-х годов они стали изображать Георгия Победоносца с серпом и молотом на щите. Эти иконы можно увидеть в Палехском музее. Тогда же в Россию вернулся лидер старообрядцев, ушедших за кордон после поражения восстания Кондратия Булавина в XVIII в. и поклявшихся не возвращаться, пока в России не восторжествует истинное православие. Время это, в их понимании, наступило, раз они стали возвращаться. В 20-е годы беспоповцы стали воссоздавать церковную иерархию. До 1917 г. они считали, что на земле антихриста не может быть истинного священства. Теперь они сочли, что Русь очистилась от скверны. Почти 150 лет известные лишь понаслышке, староверы-странники вышли из подполья и совершенно легально обзавелись духовным училищем в г. Данилове Ярославской губ., где давались основы страннического вероучения и готовились кадры для проповеднической деятельности 61 . Странники из толка "безденежников" стали принимать советские дензнаки (царские "антихристовы" деньги они отвергали). Свидетельств о старообрядческом присутствии во всех сферах жизнедеятельности нового общества множество.

Были и исключения. Среди белокриницких и "единоверческих" староверов хватало противников Советской власти. Попадались и среди беспоповцев, по-прежнему считавших, что время антихриста еще не прошло, а Ленин - лже-мессия.

Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: Старообрядчество, часть, большевизм
Просмотров: 819 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0