В. В. Арендт - историк оружия и военного дела - Исторические - Статьи - Разное, Раздел Файлов, Для Игр - Сеть Новостей Мультфильмов Фото Городов
Главная » Файлы » Статьи » Исторические

В. В. Арендт - историк оружия и военного дела
31.01.2013, 12:54

Автор: А. Н. Кирпичников

Всеволод Викторович Арендт оставил заметный след в науке как историк оружия и военного дела. Расстрел в 1937 г, как бы перечеркнул всю его деятельность. Его имя оказалось забытым. Теперь по отрывочным данным можно воссоздать биографию этого незаурядного человека. Некоторые подробности удалось почерпнуть из анкеты ученого, сохранившейся в архиве Военно- исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. 1

Арендт родился в Москве 27 февраля 1887 года. Его дворянский род восходит к далеким немецким предкам, жившим в XII веке. В роду, обрусевшем еще в XVIII в., были потомственные военные и врачи. Вспомним лейб-медика Н. Ф. Арендта, лечившего смертельно раненного А. С. Пушкина. Что касалось Всеволода Викторовича, то в документах он записан русским. Мать его была русской, а отец - поляк 2 .

В 1906 - 1908 гг. молодой дворянин учился на юридическом факультете Академии Тулузы во Франции, по ее окончании получил аттестацию доктора истории права. В 1909 - 1910гг. он слушатель Московского археологического института. Обучение завершилось диссертацией "Русское художественное оружие". Как стипендиат этого Института, а затем его выпускник Арендт в 1911 - 1914 годах занимался в музеях Вены, Берлина, Мюнхена, Цюриха, Турина, Венеции и Мадрида. Во время первой мировой войны он - поручик 1-го Лейб-драгунского Московского полка имени императора Петра Великого. Воевал ли Арендт на фронте и что произошло с ним в период большевистского переворота, неизвестно. Ясно, однако, что его семья из России не уехала, а сам он в 1919 - 1922 годах служил на командных должностях в Красной армии, вел преподавательскую работу. Его последний перед демобилизацией пост - заместитель начальника учебной части Высшей школы штабной службы командного состава.

В 1923 - 1933 годах Арендт работал в Государственном историческом музее в Москве (консультант, заведующий отделом), а с 1935 г. в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде (старший научный сотрудник, ученый секретарь). 1 октября 1937 г. ему присвоили звание профессора Государственного музея этнографии, а на следующий день он был арестован. В жизни ученого этот арест был четвертым по счету 3 . Через 2,5 месяца Арендта не стало. Его жена Евдокия Ивановна Кожевникова и пасынок погибли в годы блокады Ленинграда. Семейные документы и большая часть библиотеки, видимо, не сохранились. Лишь некоторые книги с экслибрисом Арендта я видел в библиотеке Эрмитажа с надорванными корешками.


Кирпичников Анатолий Николаевич - доктор исторических наук, профессор, зав. отделом Института истории материальной культуры РАН.

стр. 145


О творчестве ученого можно судить по его публикациям. Знание военного дела и военной археологии, а также иностранных языков способствовало тому, что в 1920 - 1930гг. Всеволод Викторович взялся за изучение отдельных видов преимущественно средневекового вооружения: мечей, сабель, шлемов 4 , пушек. Оружие он хорошо знал, свободно разбирался в тонкостях его устройства, авторские рисунки и реконструкции всегда профессиональны. Предметы военной старины рассматривались Арендтом в контексте европейского исторического оружиеведения. В своем творчестве он успешно объединил обстоятельное музейное вещеведение начала XX в. с современными ему международными познаниями в области истории военного искусства. Такой подход был направлен на преодоление растущей самоизоляции и провинциальной ограниченности отечественного оружиеведения. Предметы военной техники оценивались и квалифицировались с общеевропейских исследовательских позиций и сами приобретали эталонную известность. Это стимулировало изучение собранных в изобилии, но неизвестных в публикациях редкостей наших музеев. Российское оружиеведение, накопившее значительный опыт, но развивавшееся замедленно и неравномерно, трудами Арендта стало выходить на передовой общемировой научный уровень. Широкое знание литературы вопроса и музейных собраний позволило Арендту печататься не только в СССР, но и в Германии. Он являлся иностранным членом немецкого Общества исторического оружиеведения и активно сотрудничал в его журнале "Zeitschrift fur historische Waffen und Kostumkunde". Также был он членом Академии Тулузы во Франции.

В работах Арендта встречались ошибки в основном общеисторического плана. Например, он утверждал, что древнерусские мечи принадлежали исключительно пришельцам - варягам. Да, варяги на Руси торговали мечами, но не были их монопольными владельцами. С годами, однако, заключения Арендта становились все более продуманными и обоснованными.

В 30-х годах Всеволод Викторович плодотворно занимался техникой клинкового производства и впервые открыл мечи с "накладным Дамаском" 5 . Его статья о греческом огне претендует на лучшее понимание этого запутанного вопроса в европейской науке 6 . Арендт первым разработал методику измерения сабельных клинков 7 , ныне принятую специалистами. По его инициативе развернулось изучение отечественных и зарубежных пушек, включая редкие образцы корабельной артиллерии 8 . Он впервые опознал и опубликовал пистолетные стволы из собрания Государственного исторического музея в Москве, оказавшиеся древнейшими в Европе 9 . По отзыву авторитетных ученых - современников Арендта, А. В. Арциховского, А. П. Смирнова, Г. А. Новицкого, написанному в 1934г., "он является крупнейшим в СССР специалистом по истории оружия и автором нескольких десятков (более 40. - А. К.) печатных работ, где разрешил ряд вопросов, относящихся к оружию сарматскому, тюркскому, новгородскому, московскому" 10 .

Арендт был одаренным, способным человеком и в изучении отдельных видов средневекового оружия достиг может быть большего, чем его предшественники. Жизнь и творчество ученого были оборваны в зловещем 1937 году. Эти трагические дни можно представить по его следственному делу, обнаруженному в архиве Федеральной службы контрразведки по С. Петербургу 11 .

3 октября 1937 г. Арендту, арестованному днем раньше, было предъявлено обвинение в антисоветской деятельности, что он первоначально отрицал. При обыске были изъяты паспорт, разная переписка и 41 иностранный журнал. Ученый обменивался письмами с зарубежными коллегами, музеями и издательствами. Одно это в те годы могло показаться подозрительным. Однако, о международных связях, равно как и научных изысканиях, в деле нет ни слова. Очевидно, программа дознания была иной.

Вызванный на допрос 11 октября, Арендт уже не отрицал "своей вины", а признал, что в кругу знакомых "высказывал антисоветские взгляды". Он и его "единомышленники" (в деле названы два археолога, этнограф и архивный работник)12 "осуждали политическую линию ВКП(б) и Советского правительства с контрреволюционных позиций". Подпись под текстом допроса выведена неверной рукой и подчищена. Дознание явно велось с пристрастием. Судя по тому, что постановление о причинах ареста предъявлено Арендту 11 октября сержантом госбезопасности Родиным, заместителем начальника отдела, младшим лейтенантом

стр. 146


госбезопасности Божичко, начальником отдела, капитаном госбезопасности Карповым, они и вели допрос. При чтении документа нельзя не обратить внимание на поразительное обстоятельство. Документ раскладывается на оговор и очевидную правду, по-видимому, затененную при жизни на свободе или даже не очень скрывавшуюся (археологи, знавшие Арендта, говорили мне, что в общении он держался независимо и не скрывал своих мыслей). Всеволод Викторович со смелостью обреченного высказал своим мучителям то, что, скорее всего, давно думал. Он сказал: "Главный вопрос, который нас всех волновал и который мы часто обсуждали, это положение интеллигенции в советских условиях. В данном вопросе мы единодушно сходились на том, что интеллигенция в СССР находится в политически бесправном положении. В процессе своих суждений мы утверждали, что в Советском Союзе осуществляется жесткая диктатура партийной верхушки, подавляющая всякую свободу мысли, особенно в среде интеллигенции, лишенную права высказывания своих убеждений и симпатий тому или другому политическому строю. ...В стране осуществляется резкий нажим на все слои населения, от которого, с нашей точки зрения, больше всего страдает интеллигенция. В области экономики мы резко осуждали политику коллективизации сельского хозяйства, как враждебную, проводившуюся насильственным путем и уничтожившую, с нашей точки зрения, стимул развития сельского хозяйства. Мы говорили о том, что Советская власть применяет на строительстве рабский труд, имея в виду строительство каналов. Лично я утверждал, что вся страна сейчас замучена, находится в подавленном состоянии".

Приведенные слова - провидческие, звучат как суровое обвинение. История подтвердила их справедливость. Сказаны они, безусловно, без подсказки, искренне, честно, для своего времени с захватывающей смелостью. В наше время столь открытая критика режима не удивила бы, но в 1937г. подобное выступление, квалифицировалось как тягчайшее преступление. Все равно, что подписать самому себе смертный приговор. Не случайно, что допрос завершился стандартной, видимо, наговоренной следователями, фразой: "Все наши суждения имели одну цель - показать необходимость борьбы против Советской власти, за ее свержение и восстановление в СССР капиталистического строя".

Одного признания об "антисоветских" разговорах арестованного и его товарищей следователям показалось недостаточно, и они 17 ноября в последний раз допросили Арендта. Тот, понимая, конечно, безвыходность своего положения, в ответ на вопрос о намерении использовать индивидуальный террор ответил, что "теракты дадут реальные результаты". Так просто неосторожные собеседники о политике превратились в вооруженных боевиков. Каких-либо сведений о конкретных "подрывных" действиях кружка Арендта в деле, как и следовало ожидать, нет.

В ходе следствия был допрошен единственный свидетель. Им оказалась научная сотрудница Эрмитажа, известный археолог М. 25 ноября 1937г. она сообщила, что знает Арендта с 1928 - 1929 гг. Якобы он, будучи музейным работником "очень низкой квалификации", в разговорах "клеветнически заявлял, что интеллигенция в СССР не имеет политических прав и устранена от участия в руководстве политической жизнью страны"; говорил, что "вся страна терроризирована, никто не может сказать свободно о своих политических убеждениях,.. клеветал на действия органов НКВД, заявляя, что проводятся массовые репрессии, что сажают людей без основания". Допрос заключают слова о том, что "все суждения Арендта содержали в себе резкую злобу и ненависть к Советскому строю, ко всем мероприятиям ВКП(б) и Советского правительства".

В 1962 г. при проверке дела Арендта ту же свидетельницу вновь попросили рассказать о ее знакомом и записали нечто противоположное прежним показаниям. Оказалось, что Всеволод Викторович был очень "увлечен своей специальностью,.. взаимоотношения с ним были хорошие,.. насколько помню, антисоветских и антипартийных взглядов я от него не слышала". Когда же свидетельнице напомнили о ее показаниях 1937г. и дали их прочитать, то по словам допрашиваемой, ее первоначальные показания "не соответствуют действительности", а были даны "под принуждением" (не раскрываю имени этой женщины, чтобы не повредить ее памяти и не причинить морального ущерба ее родственникам).

26 ноября 1937 г. следствие по делу Арендта было закончено. Обвинение гласило, что он "входил в антисоветскую группу и участвовал в обсуждении

стр. 147


политической линии ВКП(б) и мероприятий Советского правительства с контрреволюционных позиций, является сторонником террористических методов борьбы против Советской власти". 14 декабря В. В. Арендт по приговору особой тройки был расстрелян. Ему было тогда 50 лет.

Утверждение следствия о существовании антисоветской группы стало разваливаться уже в период, когда по делу Арендта в конце 1937 г. привлекли названных в нем людей. При этом двое арестованных сообщили, что не знали или не общались с другими членами "своего" кружка. Осужденный, как член упомянутой группы, заведующий архивом Артиллерийского исторического музея И. Д. Тубянский в жалобе, написанной в лагере в 1940 г., пояснял, что "с Арендтом у меня были лишь нормальные служебные отношения и некоторое уважение к нему как незаурядному специалисту в области военной археологии". Что же касалось обвинения в групповой антисоветской деятельности, то оно "неправильно и необосновано", а признание добывалось таким путем: "На мое категорическое отрицание (вины) следователь Михайлов поставил меня на "стойку" и с применением избиений собственных и с помощью других сотрудников отдела. Так как я все же не мог сообщить ему ничего подходящего, то через сутки непрерывного допроса (следователь) заявил ...что будет меня разоблачать". Жалоба не помогла. В 1942 г. Тубянский умер в Онеглаге.

В 1962г. по запросу заведующего ленинградского отделения Института археологии АН СССР Б. Б. Пиотровского дело Арендта было пересмотрено и при этом выяснилось, что никакой антисоветской группы не существовало и все дело было сфальсифицировано. По протесту прокурора г. Ленинграда Президиум Ленгорсуда дело прекратил 25 декабря 1962 года. В. В. Арендт был посмертно реабилитирован 13.

Примечания

1 . Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, ф. 3Р, оп. 13, д. 32. Личное дело В. В. Арендта.

2 . Мать Любовь Николаевна Голубкова. В 1937 г. ей было 86 лет. Отец Виктор Болеславович Арендт в анкете судебного дела указан подполковником, политическим ссыльным. Занимался переводами. Умер в 1929 году.

3 . В 1918 г. Арендт был арестован ВЧК в Москве на две недели, в 1925 г. в Москве на 12 дней, в 1935 г. задержан НКВД в Ленинграде на два часа. По своему социальному происхождению Арендт, несомненно, рассматривался властями, как классово чуждый элемент.

4 . ARENDT W. Turkische Sabel aus dem VIII-IX. Jahrhunderten. Archeologia Hungarica. T. XVI. Budapest, 1935; ejusd. Das Schwert der Waringerzeit in Russland. Mannus. Bd. 25. Heft 2. Leipzig 1933, S. 155 - 175; его же. Der Nomadenhelm des fruhen Mittelalters in Osteuropa. Zeitschrift fur historische Waffenund Kostumkunde. Neue Folge. Bd. V, Brl, 1935, S. 26 - 34 (в дальнейшем ZWK).

5 . АРЕНДТ В. В. О технике древнего клинкового производства. Труды Института истории науки и техники. Сер. 1, вып. 8, Л. 1935, с. 161 - 189.

6 . АРЕНДТ В. В. Греческий огонь. Труды Института истории науки и техники. Сер. 1, вып. 9. М. 1936, с. 151 - 204.

7 . ARENDT W. Vorschlag zur Beschreibung von Sabelklingen. ZWK. N.F. Bd. IV, Heft 10. Brl., 1934, S. 43 - 44.

8 . АРЕНДТ В. В. К истории средневековой артиллерии. Архив истории науки и техники. Сер. 1, вып. 7. М. 1935, с. 297 - 323.

9 . ARENDT W. Zwei Escopettes des Historisches Museums in Moskau. ZWK. N. F. Bd. IV, Heft 10, S. 223 - 224.

10 . Личное дело В. В. Арендта, л. 6.

11 . Архив Федеральной службы контрразведки по С. Петербургу. Дело 32556. по обвинению Арендта по статье 58, п. 8 через статью 17 п.п. 10 и 11 УК.

12 . В следственном деле названы: Д. Н. Грищенко, научный сотрудник Гос. музея этнографии (арестован в декабре 1937 г., приговорен к 10 годам лишения свободы, умер в заключении), И. П. Красников, научный сотрудник Государственной академии истории материальной культуры (арестован 20.IV. 1937 г.), М. Г. Худяков, научный сотрудник той же Академии (осужден в 1936 г.), И. Д. Тубянский, научный сотрудник, заведующий архивом Артил-

стр. 148


лерийского исторического музея (арестован 8.XII 1937, приговорен к 10 годам лишения свободы, умер в 1942 г. в заключении).

13 . В ответ на мое предложение написать некролог В. В. Арендта главный редактор журнала "Советская археология" А. В. Арциховский (в письме от 27 мая 1962 г.) ответил: "Погибли тысячи научных работников всех специальностей, каждый из которых заслуживал бы некролога. Они теперь реабилитированы. Но если о них о всех написать должным образом в научных журналах ...Представляете себе, какое это произведет впечатление на читателей: во-первых, на зарубежных, во-вторых, на наших молодых". О самом Арендте Арциховский заметил, что "к сожалению он любил все немецкое", поэтому его статьи так тенденциозны. "Археологи моего поколения - добавлял он, как правило, относились к Арендту хуже, чем я". О своем отзыве 1934 г. он не вспомнил.

стр. 149

Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: военного, Арендт, археологии, история, историки, оружия, Института, Дела
Просмотров: 325 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0