За хлебом, и нефтью. Часть 3 - Исторические - Статьи - Разное, Раздел Файлов, Для Игр - Сеть Новостей Мультфильмов Фото Городов
Главная » Файлы » Статьи » Исторические

За хлебом, и нефтью. Часть 3
19.01.2012, 11:15

Для усиления подвозки хлебных злаков к ссыпным пунктам и железнодорожным станциям Ставропольской губернии я вывез из Москвы несколько десятков грузовых машин. Составы поездов, загруженных автомобилями, благополучно прошли путь от Москвы до Царицына, От Царицына автомобильный груз сопровождался уже моим уполномоченным и отрядом вооруженной охраны. И на пути от Царицына до Тихорецкой не было такой станции, где бы местный начальник отряда не пытался "реквизировать" их в свою пользу, мотивируя боевой обстановкой.

На ст. Тихорецкой "реквизицией" государственных грузов, в том числе идущих на голодный север муки, зерна, нефти, бензина, жиров и т.п., занимался сам штаб фронта Красной армии.

Когда грузовики прибыли на ст. Тихорецкую, то стоявшие там руководители штаба и отрядов пожелали наложить на них руку, несмотря на прямое указание Наркомвоена о недопустимости дезорганизаторского вмешательства в дела снабжения продовольствием голодавшего севера. И пришлось отбиваться от своих же угрозами предания суду.

Из Ставрополя я решил отправить в Москву к В. И. Ленину гонца и выбрал для этой цели Владимира Васильевича Соколова. Ему я поручил доставить в Кремль пакет, в котором были мои письма и требование к Цюрупе и наркомвоену о присылке легковых автомобилей и пулеметов. Эти предметы нужны были нам для ведения борьбы с белогвардейскими, казачьими конными налетами.

В письме председателю Совета народных комиссаров В. И. Ленину я писал следующее: "Дорогой Владимир Ильич,

Не знаю получили ли Вы мои телеграммы, посланные Вам непосредственно и через т. Сталина.

Временно мне пришлось отвлечься от продовольственной работы и взять на себя поездку в Екатеринодар для улажения конфликта с Кубанским ЦИК по вопросу о флоте. Положение там тяжелое, полная оторванность от центра породила сепаратизм действий. Авилов-Глебов в силу своего невыдержанного характера обострил отношение со всеми местными большевиками. Это создало отчаянную атмосферу борьбы. Будь на месте Авилова-Глебова человек с умом и тактом, ничего не произошло бы, все, все предложения центра прошли бы гладко. Неумелая тактика повела к тому, что все секретные предложения обсуждались на митингах и в прессе и дали богатый материал реакции и немцам. Несколько часов беседы с товарищами екатеринодарцами,

стр. 104


новороссийцами повели к полному признанию справедливости, необходимости принятия мер, предложенных центром. Эти отдельные сговоры облегчили мое выступление с "приветствием" на Кубанском ЦИК. Предложенная фракцией резолюция была принята и вынудила левоэсеровских воинственных авантюристов покинуть советскую работу. Резолюции при сем прилагаю. По приезде Раскольникова, которому осталась уже работа с моряками, счел свою миссию законченной и теперь нахожусь в Ставрополе. Здесь организую базу. Однако ощущаю оторванность от центра, прямых проводов нет, и хочу ставить радио, чтобы быстрей сноситься с Вами.

Теперь о постановке продовольственного дела, Основной грех - отсутствие организаторов. Местные власти легко убеждаются во вредности сепаратизма в продовольственной политике и отказываются от него. Теперь наряду с организацией закупки хлебов следует использовать и другие продукты сельского хозяйства, как яйца, масло, мясо. Здесь имеется большое количество скота. Скупать его можно за деньги, без товаров. Однако везти его по железной дороге нет смысла, а следует пустить в ход консервные заводы, которые раньше работали на кавказскую армию и имеются в изобилии. Комиссариат продовольствия в этом направлении ничего не делает. Доставка же консервов будет легка. Можно пустить салотопные и колбасные заводы. Имеются также жмыхи и другой фураж для скота центральной России. Переговорите с Цюрупой и настоите на принятии моих предложений.

От Государственного банка требуйте сюда мелкой монеты в 3, 5, 10, 20, 40, 100, 500 рублей. У меня имеется около 8 миллионов денег, из них 7,5 млн. тысячными билетами. Этакое положение ставит в невозможность расчет. Мелкая монета из банка идет в спекуляцию, а сюда направляют крупную. При всякой посылке денег с артельщиками следует препровождать списки сумм с указанием размеров знаков и числа их.

Помимо всего этого необходимо Ваше вмешательство в дело распространения советской и партийной литературы. Дело это поставлено ниже всякой критики. Газеты наши за Москвой отсутствуют, но буржуазные московские же - в изобилии. По почте не получаются, почта продолжает еще саботировать. Необходимо обязать наше Бюро в Москве немедленно организовать всюду контрагентства. Следует сейчас же послать в Царицын, Екатеринодар, Ставрополь, Владикавказ тысяч по пять "Известий ЦИК" и "Правду" и др. В этой оторванности от центра работает контрреволюция. Пока нет контрагентов, шлите на партийные комитеты, с особыми провожатыми из безработных по железной дороге, а не почтой. Настоящее письмо шлю с нарочным. Приготовьте, если будет материал в ответ.

С товарищеским приветом - А. Шляпников".

Этим письмом я закончил свою работу по проведению в жизнь директив центра о Черноморском флоте и мог всецело заняться руководством и организацией заготовки хлебных злаков для севера. Возможностей добывать продовольственные продукты там было много. Значительную долю зерна можно было вывезти, скупив за деньги. Деньги из центра здесь ценились достаточно высоко. В самом Ставрополе на базаре продавалась мука хорошего размола - пшеница - от 15 до 20 руб. за пуд, без всякого товара и за местные деньги. Твердая цена была 6 руб. 8 коп. за пуд зерна, не считая приплат за качество и доставку. Мясо и изделия из него также были недорогие: предложение скота на базарах было большое. Свиное сало продавалось по цене от 2 до 2 руб. 50 коп. за фунт.

В день приезда в Ставрополь я познакомился с представителями местной власти и членами Ставропольского комитета РКП(б). Председатель И. Е. Дейнеко, военный комиссар Петров, губернский комиссар земледелия Медведев, комиссар продовольствия и торговли Э. Вольский и уполномоченный Чекпрода К. Ермолов вошли с нашим отрядом в тесный контакт. В губернии велась большая работа по учету и конфискации капиталистических экономии, конных заводов, овцеводческих хозяйств и т.п. Комиссар земледелия Медведев оказался большим хозяйственником и сразу правильно стал на путь

стр. 105


организации крупных государственных экономии, оставив управление мелкими хозяйствами, на договорных началах, частью прежним владельцам, частью оставшимся специалистам, согласившимся работать под контролем Советов. Это помогло ему хорошо использовать небольшое количество специалистов- животноводов для управления крупными экономиями.

На 20 июня, на день моих бесед с т. Медведевым, Земельный отдел Ставропольского губернского исполнительного комитета, по-старому - Комиссариат земледелия, организованно владел огромным богатством. В его хозяйствах находилось 2208 лошадей, 19705 голов рогатого скота, 550680 голов овец и 1500 свиней. При этом сведения были неполны по Александровскому уезду: не было учета конфискованных лошадей и рогатого скота. Рогатый и прочий конфискованный у помещиков и "экономистов" скот обеспечивался кормами с 250 тыс. десятин выгонной и сенокосной земли.

Из своих стад комиссар земледелия предлагал овец и рогатый скот. Везти его по железной дороге в Москву было невозможно, и мы условились организовать на месте, в Ставрополе, обработку мясных продуктов. В губернии было четыре колбасных завода, два из них в самом гор. Ставрополе, один в Торговой, а последний в Белой Глине.

Для нужд былого Кавказского фронта в Ставрополе был построен консервный завод. Этот завод работал с 14 июня 1916 г. по 18 ноября 1917 г. и за 308 рабочих дней изготовил 15 772 153 банки консервов (весом 79,5 зол. каждая), переработав 50 899 туш рогатого скота весом в 428 071 пудов.

Я посетил этот завод и дал распоряжение К. С. Ермолову договориться в Исполкоме об его пуске. Завод по тому времени был прекрасно оборудован, и производимые им мясные консервы были хорошими на вкус. На заводе сохранился кадр квалифицированных рабочих и специалистов, а также некоторое количество необходимой жести.

Кроме государственных запасов рогатого скота, в губернии было много скота у крестьян. Так, общее количество рогатого скота определяли до 800 тыс. голов. Овец статистика насчитывала свыше 2200 тыс., а свиней до 300 тысяч. Твердые цены на мясо сохранялись с весны 1917 г., но к моему приезду туда заготовку по ним никто уже не вел.

В ведении губернского комиссариата земледелия было 123 378 пудов тонкорунной и испанской шерсти. При повторной стрижке овец надеялись получить такое же количество. Кроме того имелись крупные запасы кожевенного сырья и 35 тыс. овчин.

Решением губернского съезда Советов от 13 февраля 1918 г. вся русская и испанская шерсть, а также овчины были объявлены товаром монопольным. Приемка шерсти по губернии была возложена на губернскую продовольственную комиссию. Постановлением исполкома от 16 июня 1918 г. были определены твердые цены, порядок и организация сбора шерсти по губернии 3 .

Постановления, выработанные конференцией животноводческих хозяйств, были оформлены декретом только 27 мая 1918 года. В декрете, выработанном в основных частях Комиссариатом земледелия, первый пункт гласил: 1) "для сохранения, развития и более правильного и рационального использования тонкорунного овцеводства, племенного и пользовательного скотоводства - все эти хозяйства, как общенародное достояние, от частных владельцев переходят в ведение и полное распоряжение народа в лице его Советов".

Второй пункт касался и остальных скотоводческих хозяйств 4 : "капиталистические, полутрудовые или полукапиталистические овцеводческие, коневодческие и скотоводческие хозяйства подлежат реквизиции и передаче в ведение советской власти, как народное достояние".

С состоянием животноводства Ставропольской губернии знакомил меня заведующий этим делом Н. Гайворонский, специалист и любитель порученного ему дела.

Вопросы организации животноводства выходили далеко за пределы Став-

стр. 106


ропольской губернии, частично затрагивая Астраханскую губернию и Калмыцкую область. Калмыки прилегавших к Ставрополью степей имели организованную связь со Ставрополем и входили в состав некоторых из советских органов. Так, т. Амур-Санан был членом коллегии комиссариата земледелия и принимал активное участие в проведении земельной реформы.

Незадолго до моего приезда в Ставрополь там происходило совещание с представителями уездных земельных органов по вопросам, касавшимся проведения в жизнь декрета об организации животноводства и управления им в губернии. Из протокола заседания этого совещания от 3 июня 1918 г., любезно доставленного мне Н. Гайворонским, видно, что на местах было плохо с кормами, сенокосно-выпасными землями и дезинфекционными средствами 5 .

Ознакомившись с положением Ставрополя, я отправил в Москву В. И. Ленину телеграмму, в которой сообщал, что "богатейший край оторван. Банк не получает знаков. Ставропсовдеп имеет тысячи голов скота, астраханской шерсти 200 тыс. пудов, 200 тыс. овчин необходимо извлечь. Нужны средства. Если совнархоз пришлет 10 млн. и твердые цены, могу направить водным путем по вашему указанию. Сюда нужны: молотилки паровые, лобогрейки, косилки, жатки, железо, шпагат, бечевки, стекло, посуда, мануфактура, шелк, нитки, галантерея, в обмен на хлеб, яйца. Организую заготовку консервов. Шлите рабочих для охраны, кордонов, пропаганды, работы. Отвечайте, получаете ли телеграммы?".

Между Ставропольским советом и отделением Чрезвычайного комитета по продовольствию и снабжению (Чекпрод) было достигнуто соглашение, по которому вся оперативная работа по заготовке продовольствия переходила к Чекпроду, а за губернским продовольственным органом оставались контрольные функции. Договор был подписан сторонами и принят Исполкомом 27 мая 1918 года 6 . В договоре были предусмотрены интересы обеих сторон, и к моему приезду дело начало разворачиваться. По плану на июнь и июль мы должны были заготовить в Ставропольской губернии 4,5 млн. пудов зерна. Это количество предполагали легко собрать. По соглашению с комиссаром продовольствия, эта сумма предполагаемой заготовки по плану была распределена по районам. По отдельным районам предполагалось получить:

В Александровском уезде 877 тыс. пудов при населении в 193 тыс. человек, в Ставропольском уезде 1080 тыс. пудов при населении в 219 тыс., не считая 100 тыс. жителей самого Ставрополя, в Воронцово-Николаевском районе 292 тыс. пудов при населении в 348 тыс., в Благодаринском - 630 тыс. пудов при населении в 152 тыс., в Медвежинском - 315 тыс. пудов при населении в 68 тыс., в Петровском - 405 тыс. пудов при населении в 141 тыс., в Святокрестовском - 900 тыс. пудов при населении в 3JO тыс. человек.

Плановые задания были доведены до волостей, а из волостей спущены до селений еще до моего приезда. На совместном совещании руководителей губернского комиссариата продовольствия и уполномоченного Чекпрода были выработаны "общие основания хлебных поставок и товарообмена в Ставропольской губернии" 7 , в духе декрета о товарообмене.

За время от 25 мая по 20 июня было заготовлено муки и зерна в Святокрестовском районе 79 вагонов, в Александровском - 26 вагонов, в Петровском - 11 вагонов. В то же время заготовлено для Баку и выдано бакинском организациям: в Александровском - 15 вагонов и Святокрестовском 15 вагонов, а всего 152 вагона. Было отправлено за то же время: на север через Сарепту и Царицын 62 вагона, Туркестану 25 вагонов, Баку и Закавказью - 43 вагона, Астраханскому военному совету 3 вагона, железным дорогам и Царицынскому совнархозу 7 вагонов, а всего 140 вагонов. 12 вагонов ожидали маршрута.

Эти цифры показывали, что заготовка продуктов разворачивалась медленно и происходила только в части районов губернии. Заготовители жаловались на отсутствие мелких денежных знаков и товаров, в которых нуждались крестьяне. Плохо было и с подвозом. Крестьяне весьма неохотно соглашались возить по твердым ценам, установленным еще в апреле 1917 г. по две

стр. 107


копейки с пудо-версты до 50 верст - и свыше 50 верст давалась надбавка в I копейку на пудо-версту. В страдную пору никто по такой цене возить не соглашался.

С моим приездом товарные фонды Чекпрода в Ставрополе значительно увеличились. Прибыли товары, о которых сообщал мне в Екатеринодар И. В. Сталин. За ними прибыли еще составы с автомобилями и сельскохозяйственными орудиями, а также с мануфактурой, лесоматериалами и прочими изделиями.

К концу июня на складах Чекпрода было мануфактуры свыше 2260 тыс. аршин, 460 гросс ниток, 2170 дюжин платков, около 18 тыс. фунтов чаю, 12 745 нар резиновых галош, свыше 3 тыс. пар обуви, сахару 2971 пуд, кондитерских товаров 558 пудов. 2068 пудов гвоздей, 2 тыс. пудов пруткового и кровельного железа, около 5 тыс. штук стальных кос, 34 вагона лесных материалов и разной мелочи. Пять вагонов мануфактуры, прибывших с нашими проводниками из Царицына, не были к тому времени приняты. Всего товаров к тому времени поступило, не считая леса и 5 вагонов мануфактуры, на 6400 тыс. рублей. Таким образом, обменный фонд становился могучим рычагом в заготовке хлеба.

Денежными знаками Ставропольская контора также была обеспечена. Н. И. Назаров привел состав с грузовиками, и местный гараж получил сразу 52 новые грузовые машины. Вместе со старыми легковыми и тракторами получалась весьма солидная транспортная организация, способная перебросить большое количество хлеба к местам погрузки. Беспокоило меня состояние дорог в губернии, и приехавшим со мной путейцам, шоссейникам и представителям местной железной дороги я дал задание на срочное составление плана дорожного строительства. Через несколько дней я получил схему грунтовых и шоссейных дорог, ведомость поверстных расстояний и смету. По существовавшим тогда ценам постройка версты шоссейной дороги исчислялась в 26 тыс. рублей. По предложенной мне схеме, видимо, разработанной частично или полностью еще при постройке Обществом Армавиро-Туапсинской железнодорожной линии на Ставрополь - Дивное, вся губерния покрывалась подъездными шоссированными путями общим протяжением 1222 версты. На это дело требовалось около 32 млн. рублей. Из этой схемы мы предполагали в том году начать лишь несколько линий, и прежде всего в самом Ставропольском уезде 8

По схеме Чекпрода, Ставропольская контора имела десять агентур, три из них приходились на Терскую область: 1) во Владикавказе, 2) Георгиевске и 3) станице Незлобной. На совещании с местными работниками я договорился и выделил Владикавказскую агентуру в отделение Чекпрода на Тереке, оставив временно агентуру Ставропольской конторы в Георгиевске и станице Незлобной главным образом потому, что в этих районах были мельницы, обслуживавшие прилегавшие к ним районы Ставропольской губернии.

Ставки за гужевую доставку решили увеличить на 1 копейку с пудо-версты, доведя до 3 коп. с пудо-версты при расстоянии до 50 верст и ввели прибавку в 2 коп. за каждую пудо-версту сверх 50 верст пути.

Местные продукты решили заготовлять во вторую очередь, при условии пуска колбасных и консервных заводов, а также организации холодильного дела. Для организации холодильного дела при Чекпроде был назначен инженер Витольд Матвеевич Плавский.

Вопросу автомобильного транспорта пришлось посвятить особое заседание с местными работниками. Заведующий гаражом." шоферы, ремонтные слесари и, наконец, сам уполномоченный Чекпрода К. С. Ермолов - в один голос жаловались на военных работников, дезорганизаторски вмешивавшихся в работу гаража. От словесных нареканий перешли к делегациям и подаче на мое имя особого заявления, в котором сообщали, что "в жизни и деятельности гаража есть еще один фактор, который в корне дезорганизует всю работу и разрушает совершенно как результаты работы, так и энергию работников. Фактором этим является бесконечное требование штабом Красной

стр. 108


армии подачи автомобилей для обслуживания Ставропольского полка. В гараж врываются вооруженные люди, берут, иногда с разрешения и без разрешения, машины и бензин; в результате чего месячная работа по ремонту машин, вследствие небрежного пользования ими, в одну ночь сводится к нулю. Протесты шоферов против маршрута, назначаемого красноармейцами, против перегрузки машин и скорости движения при данных топографических условиях оставляются без внимания. Для иллюстрации стоит привести несколько примеров. 11 июня в гараж явился Егор Брызгалов, взял без разрешения для экстренной надобности Фиат, в чем выдал расписку, и уехал производить за городом около монастыря обыск, В ночь с 14 на 15 июня было сделано то же; 16 июня явились в общежитие шоферов в 3 часа ночи красноармейцы с членом Исполнительного комитета, потребовали Фиат, продержали его у подъезда Исполнительного Комитета до 5 часов утра и только после этого поехали в город осматривать пикеты, заставляя таким образом шофера работать без сна 31 час. С 17 на 18 июня в час ночи снова был взят Фиат для поездки на позицию в Кубанскую область, откуда он вернулся без покрышек на ободах с мертвецки пьяными красноармейцами, пулеметами и ружьями в гараж в 11 часов дня, и только в три часа дня удалось снять последнего пьяного красноармейца и поставить Фиат в ремонт. У машины оказался погнутым вал от удара в канаву маховиком, стучали подшипники и были помяты обода. Шофер вторично был лишен сна более суток. 17 июня был взят Сквайер для поездки в Святой Крест за патронами, откуда вернулся 20-го с поломанной рессорой, испорченным магнето, растрепанной машиной, и теперь стоит снова в ремонте. Уайта (трехтонная) машина была взята для поездки на позицию всего за десять верст, фактически же была угнана за 30 верст, перегружена до 300 пудов, и вернулась 22-го с расплавленными подшипниками. Ремонт машины стоил 1600 рублей и ее испортили за одну ночь, повредив двигатель и рессоры. 22 июня ночью в три часа из гаража было взято без разрешения и расписки 3 пуда бензина, для того чтобы выручить застрявший на позиции без бензина автомобиль Губпродколлегии.

Между тем из конторы поступали спешные требования на машины для посылки артельщиков с деньгами и агентов с инструкциями и документами в различные уезды губернии, каковые требования выполнить было при таких условиях работы гаража невозможно. Вагоны с хлебом стояли на рельсах с неоплаченными тарифами, снабжение голодающего населения тормозилось. О том, что люди, работавшие целый день в гараже, от постоянных ночных буйных визитов красноармейцев изнурялись, я уже не стану говорить. В результате среди шоферов наблюдается крайнее раздражение и полный упадок энергии даже у самых трудоспособных и здоровых работников.

Такая дезорганизация дела транспорта не может быть дальше терпима и ее необходимо устранить решительными мерами. Гараж Чекпрода все равно удовлетворить всех нужд и требований Ставропольского полка не может, при условиях даже отказа от своих прямых задач и наличности вновь прибывших машин, так как сколько бы ни было машин, они все равно будут красноармейцами при их требованиях изломаны в короткое время".

Ставропольская губерния в те времена подвергалась бандитским налетам красновских и деникинских банд. В окрестностях самого города Ставрополя, в его лесах бродили вооруженные офицерские банды и кое-где поднимали в селах восстания. Красноармейцев Ставропольского полка гоняли из конца в конец по уезду, а иногда они самолично отправлялись на позиции навестить своих земляков и без просьб военного комиссара и безо всякого разрешения забирали машины. В полку дисциплина была очень слаба. Политическая работа в нем не велась. Значительная доля полка использовалась для внутриставропольских дел, по сути для милицейской и чекистской работы. На последнюю брали людей без всякой проверки, и на этой почве было немало самоуправств.

Военный комиссар тов. Петров В. и работавшие у него специалисты

стр. 109


бывший офицер т. Коппе и т. Топунов не отрицали наличие недисциплинированных красноармейцев в полку, но объясняли это большим наличием летучих фронтов, благодаря которым они были задерганы, переутомлены.

Чтобы положить конец вмешательству Ставропольского гарнизона в транспортные дела и научить их ценить автомобиль, я распорядился выдать военному комиссару три новых грузовика, сопроводив их письмом. Это письмо было опубликовано во 2 номере "Известий" Исполкома. В нем я предлагал "оповестить все части Красной армии что захват автомобилей Наркомпрода и его местных органов дезорганизует работу, тормозит дело снабжения продовольствием голодающих губерний, и отдать распоряжение, запрещающее захват и вмешательство в транспортное дело". Нарушителей я предлагал наказывать по приказу Наркомвоена от 10 июня того же года.

В местных отделениях Чекпрода также дело обстояло плохо. Руководители Чекпрода, опиравшиеся на представителей центра, не считались с местными органами власти, что вызывало постоянные конфликты, вредившие делам заготовки. Мне потребовалось вмешаться в это дело и издать "Постановление", в котором [говорилось:] "Всем уполномоченным и агентам Чекпрода вменяется в обязанность работать в полном контакте с местными советскими учреждениями. Во избежание нарушения отдельными Советами или их учреждениями хлебной монополии, твердых цен и т.п., уполномоченные обязаны осведомлять местные власти о всех решениях центральной власти в области продовольствия, снабжения и товарообмена.

Всякая местная вербовка отрядов для охраны грузов, кордонов и т.п. должна совершаться в тесном контакте с местными военными комиссариатами. Ни один отряд не должен быть вооружен без ведома военных властей.

Ни один уполномоченный не должен нарушать общей административной единицы губернии, округа или области, выделением отдельных уездов, волостей, станций железных дорог, станиц и т.п. и присоединением их в административно-продовольственном отношении к другим уездам, губерниям, округам или областям.

Назначение агентов на станции и продовольственные пункты должно исходить от уполномоченного данной губернии, округа или области и ни в коем случае не допускать несогласованных параллельных или скрещивающихся представительств".

Жалуясь на вмешательство военных в дело транспорта, работники Чекпрода сами действовали не лучше на железнодорожном транспорте. Уполномоченные и агенты отдельных контор понаделали друг другу властные мандаты с правами пользования паровозами, вагонами и ездили, обычно, без всяких билетов. Такое поведение наших продовольственных работников вполне справедливо возмущало железнодорожных служащих, осаждавших меня своими жалобами. Чтобы положить конец такой анархии, я отдал распоряжение всем "уполномоченным и агентам Чекпрода, управлениям, райкомам, начальникам службы движения, начальникам станций, комендантам и комиссарам Юго- Восточной и Владикавказской железной дороги": "Уведомляю, что все агенты и сотрудники Чекпрода при поездках по железным дорогам обязаны оплачивать стоимость билета. При служебных поездках билеты выдаются вне всякой очереди, пользование отдельными вагонами, паровозами для экстренных поездок не должно иметь места. Предоставление отдельных вагонов, паровозов должно производиться по особому телеграфному или письменному распоряжению одного из следующих лиц - наркомов: Сталина, Шляпникова, председателя Чекпрода Якубова, главного комиссара Дунаевского.

Настоящее вступает в силу с момента опубликования в местных советских изданиях.

Народный комиссар труда, общий руководитель продовольственного дела на юге России - А. Шляпников.

Член коллегии Народного комиссариата труда - помощник руководителя - А. Падэрин".

стр. 110


В первые же дни приезда Ставропольский комитет РКП(б) и Совет профессиональных союзов устроили собрание, на котором мне пришлось выступить по вопросам внешней и внутренней политики, а также и о трудовом законодательстве, которым очень интересовались немногочисленные пролетарии города. На собрании мне было подано большое количество записок, в которых излагались различные жалобы на действия местных властей. Профсоюзные работники выражали неудовольствие по поводу несоблюдения декретов о труде, кооператоры выступали с жалобой на притеснения, на поход власти против кооперации.

Я ответил заявлением, что митинг мало подходит для решения их жалоб, и предложил им помочь урегулировать взаимоотношения, если они подтвердят свои жалобы фактами.

Ставропольский Союз потребительских обществ принес письменный протест против "похода на кооперацию" со стороны губернских властей 9 . Разбор этого дела и установление правильных взаимоотношений, основанных на апрельском декрете о кооперации, я поручил К. С. Ермолову и комиссару продовольствия Э. Вельскому.

После собрания мы получили ряд предложений содействовать товарообмену с деревней и способствовать заготовке хлеба для голодающих. Трудовая артель портных предлагала свои услуги по изготовлению из мануфактуры Чекпрода белья и верхнего платья.

Конец дня 24 июня и всю ночь на 25-е в Ставрополе произошли крайне подозрительные события, едва не повлекшие за собой погромов: значительная доля мужского населения города в этот день перепилась. Я наблюдал впервые за свою жизнь пьянство в столь массовом масштабе. Пьяные вели себя очень буйно. Перепились и некоторые воинские части. По городу была беспорядочная стрельба и масса самых чудовищных панических слухов о восстаниях, наступлении на Ставрополь и т.п. Нашему отряду, стоявшему на железнодорожной станции, пришлось взять на себя охрану станции и подготовить защиту ее на случай внезапного нападения. Упорные слухи шли о походе на город казаков, Мы приготовились встретить огнем всякого белогвардейского гостя, установили дежурства, поставили дозоры. Яму поворотного круга приспособили под пулеметное гнездо. Слухи оказались ложными, но тем не менее в городе они вызвали много беспорядков и вынудили власть издать следующий "Приказ по городу Ставрополю".

"Граждане!

Всем Вам известно, что мы переживаем тяжелое время - время междоусобной войны, когда каждую минуту можно ожидать опасности не только извне, но и внутри города Ставрополя.

Между тем в г. Ставрополе сейчас происходит масса эксцессов, вызываемых пьянством. Беспорядки, подобные бывшим 24 июня, совершенно недопустимы, тем более в настоящее время. Ведь каждому известно, что человек в пьяном виде ни с чем не считается и охотно пойдет в ту сторону, откуда сможет получить еще больше спиртных напитков. Мы же должны быть всегда настороже и помнить день 29 апреля сего года, когда весь гарнизон города Ставрополя должен был неусыпно следить за общественным спокойствием и бороться с распространением провокационных слухов и поступков.

Ввиду этого призываю всех граждан города Ставрополя помочь в деле уничтожения и прекращения торговли спиртными напитками и приказываю:

1) Начальнику городской милиции и комиссару по охране города: немедленно во всех ресторанах, гостиницах, столовых, меблированных комнатах, харчевнях и шашлычных произвести повальные обыски и все имеющиеся в указанных предприятиях спиртные напитки опечатать впредь до особого распоряжения.

2) Губернской ревизионной комиссии: немедленно приступить к произ-

стр. 111


водству обысков и опечатанию спиртных напитков во всех частных домах и квартирах.

Примечание: Все граждане гор, Ставрополя, знающие о местонахождении спиртных напитков, обязаны доносить об этом начальнику городской милиции, комиссару по охране города и губернской ревизионной комиссии.

3) Виновные в неисполнении настоящего приказа буду!' подвергнуты штрафу в размере 2000 руб. или тюремному заключению от одного до двух месяцев.

4) Лица же, кои появятся в городе в пьяном виде, будут немедленно задерживаться и предаваться военно-революционному трибуналу.

5) Предписываю начальнику городской милиции, комиссару по охране города и губернской ревизионной комиссии представить в управление коменданта списки с указанием всех предприятий и лип, где будут найдены и опечатаны спиртные напитки.

Комендант гор. Ставрополя - ПРОМОВЕНДОВ, Член губернского исполнительного комитета, он же помощник коменданта гор. Ставрополя - ПОПОВ".

Со ст. Челдасы сообщали, что там стоит маршрутный поезд с хлебом для Москвы, испортился паровоз, а Тихорецкая не дает замены. Сообщение подписал тов. председателя ЦИК Черноморской республики Козлов и комиссар Волгушнов. Надо было распорядиться в Тихорецкой о подаче паровоза. Поезд простоял два дня и только 22-го был отправлен в Царицын.

В тот же день пришло сообщение Добровольского с Кавказской о том, что между станциями Двойная и Куберле движение прекращено. Видимо, очередной набег казачьих банд.

Числа 24 - 25 июня ко мне явилась делегация губернского союза мукомолов и сделала чрезвычайно интересное предложение: оказать союзу помощь в получении топлива и металла, обещая поставлять в пользу голодающего севера по 200 вагонов муки в месяц минимум. Во главе делегации был весьма почтенный человек, председатель правления губернского союза мукомолов А. Зюзюкин. В этот союз входили как крупные, так и мелкие владельцы мельниц и крупные специалисты мельничного дела.

Во время беседы представители союза мукомолов выразили свою готовность работать на пользу Советского государства и просили только трезво на них смотреть и не зачислять их в ряды врагов. В заключение они передали мне свою "докладную записку", носившую весьма яркий декларационный характер. Правление союза писало, что мукомолы неоднократно пытались оказать помощь местной власти, но на них смотрели "превратно", как на союз буржуев, и отклоняли их предложения.

В обращении ко мне они заявили, что "союз мукомолов, видя тяжелое положение родины в критическую минуту, далек от разрешения всяких политических вопросов, желая отдать все свои силы и опыт на борьбу со страшным бичом - голодом, просит оказать ему надлежащее доверие, гарантируя со своей стороны подвоз к станциям минимум 200 вагонов муки в месяц, но при условии соблюдения схемы работ, которая будет представлена Вам особо" 10 .

Я поблагодарил делегацию за предложение и попросил принести мне условия, на которых они хотят работать в пользу государства, и их требования.

Это предложение, исходившее от группы промышленников, в массе средних, вероятно, капиталистов, меня весьма заинтересовало. Оно было сделано в такое время, когда в губернии было весьма неспокойно, когда с Дона уже надвигалась казацкая контрреволюция, а поэтому заслуживало пристального внимания. Местные власти еще "не дошли" до организации в губернии мукомольного дела. Комиссар продовольствия Э. Вельский говорил мне, что мельничным делом овладеть еще не мог потому, что не нашел опоры в этом хозяйстве. Были попытки брать в "свои руки" отдельные мельницы на местах, но заканчивались остановкой работы. По всему было видно, что дело помола зерна еще не было продумано. Население же нуждалось в помоле до крайности: в селах крестьяне "давили" зерно в ступах или камнями, устраивали ручные жернова и т.п.

стр. 112


Весьма быстро представители союза мукомолов принесли свои условия, изложенные в десяти пунктах, приемлемых в основном, но требовавших некоторого уточнения п . К условиям были приложены сведения о двигателях и исчисленная потребность в жидком и твердом минеральном топливе.

В объединенных союзом мукомолов мельницах было 359 нефтяных двигателей общей мощностью в 17 027 лошадиных сил и 49 двигателей, работавших на твердом топливе, мощностью в 3540 л.с. На все это требовалось 142 559 пудов нефти и 51 087 пудов угля на месяц. Кроме того, при мельницах были свои молотилки в количестве 116 штук, мощностью в 1316 л. сил. Для молотилок требовалось 14 082 пуда нефти в месяц 2 .

Месячная производительность всех двигателей была равна 6 160 800 пудов помола зерна. Но представители союза оговаривались, что при данном состоянии мельниц, из-за длительной стоянки и отсутствия нормального ремонта, производительность будет ниже на 50%.

Я договорился с уполномоченным Чекпрода К. С. Ермоловым и комиссаром продовольствия Э. Вельским о том, чтобы использовать аппарат и людей союза мукомолов для обслуживания государственных нужд. Затем официально поручил им заняться этим делом и письменно наметил направление, которое предполагалось мною придать этому соглашению. Вот содержание письма:

"Препровождаю при сем копию предложений Ставропольского Союза мукомолов, предлагаю Вам с комиссариатом продовольствия разработать детальнее проект соглашения.

Основная задача этого соглашения должна быть - проведение в жизнь принудительного объединения всех мельниц, как водяных, конных, так и механических в один союз. При помощи такого объединения, сначала губернского, а затем и краевого, легко будет учесть весь хлеб и наладить дело вывоза его в потребляющие губернии.

Помимо простого принуждения к объединению, необходимо это объединение укрепить материально путем отпуска сырья, топлива, материалов для ремонта исключительно через союз, находящийся под нашим контролем. В правление союза должны войти представители местной и центральной власти. Затем следует обязать всю муку, взятую за помол, сдавать по твердым ценам Чекпроду. Каждая мельница должна вести точную запись помола, по каждому заказчику особо, с указанием веса и адреса.

Надеюсь, что к моему возвращению проект будет разработан. С товарищеским приветом,

Народный комиссар труда А. Шляпников".

(Продолжение следует)

Примечания

1. Лишь более чем через два месяца мне стала известна совершенно ложная телеграмма Вахрамеева и Авилова-Глебова, посланная ими 17 июня из Новороссийска, в которой они сообщали, что "попытки найти активную поддержку в Екатеринодаре не увенчались успехом, Шляпников помочь бессилен. Ехать ему в Новороссийск считали ненужным и опасным. Не дожидаясь Раскольникова выехали в Новороссийск".

2. То есть с судами Черноморского флота.

3. См. общие положения по сбору шерсти и т.д. в приложении (здесь не публикуются. - Ред.).

4. См. этот декрет в приложении (не публикуется. - Ред.).

5. См. протокол в приложении (не публикуется. - Ред.).

6. См. план работ по продовольствию Ставропольской губ. в приложении (не публикуется. - Ред.).

7. См. "Общие основания хлебных поставок и товарообмена в Ставропольской губернии" в приложении (не публикуется. - Ред.).

8. См. схему, заключение по вопросу о путях сообщения, ведомость, смету на работы - в приложении (не публикуется. - Ред.).

9. См. этот протест в приложении.

стр. 113


Приложение

Ставропольский Союз потребительных обществ. Комиссару труда ЦИК С. Р. и К. Д. гр. Шляпникову

Со дня перехода власти в нашей губернии Советам, против кооперации объявлен поход. И губернский Союз потребительских обществ и сельские кооперативы подвергаются притеснениям, насилию и т.п.

В данное время Ставропольский Союз потребительных обществ объединяет до 180 обществ потребителей, то есть всю губернию. В течение 11 месяцев работы Союз, несмотря на отсутствие производства товаров и разруху в транспорте, дал для губернии на 8000000 рублей товаров. И вот этот огромный аппарат, благодаря постоянному вмешательству в его жизнь и работу местной власти, должен будет разрушиться.

Местная губернская власть предписала селам организовать общественные лавки, использовав для этого имеющиеся в селах общества потребителей с их многолетним опытом.

На местах, по постановлению советов, стали закрывать общества потребителей, конфисковать капиталы, товары и проч., называя это "преобразованием обществ потребителей в общественные лавки". Население, не желая противиться распоряжениям власти, все же все силы прилагало к тому, чтобы сохранить общества потребителей, хотя бы под названием "общенародный кооператив", и даже с некоторыми отступлениями от устава. Но не везде и это помогло, и часть потребительных обществ прекратила временное свое существование, а на смену их пришли общественные лавки, с первых же дней потерявшие всякое доверие населения благодаря наличию в них бывших торговцев, спекулянтов и т.д.

Несмотря на это и не обращая никакого внимания на распоряжения Высшего совета народного хозяйства (N 88 и др.) и центральной власти, а также на наши обращения, - местная власть все же не принимает никаких мер к прекращению насилий над кооперативами со стороны сельских властей и сознательно содействует разрушению таковых. Губернский союз потребительных обществ принимал всевозможные меры к сохранению кооперативов, настаивал на полном невмешательстве власти в их жизнь и работу, но, как мы уже сказали, губернская власть не оказала поддержки Союзу и даже в настоящее время настаивает на том, чтобы Союз потребительных обществ отпускал товары всем организациям по распоряжению губернской власти и тем самым содействовал бы развитию торговли через общественные лавки и другие организации - а не через кооперативы, то есть понуждает Союз самому медленно, но верно разрушать сельские общества потребителей. С большим трудом удалось отстоять право закупки товаров, расценки, распределение через Губпродколлегию и Чекпрод.

При такой обстановке, при таком отношении к кооперативам, конечно, немыслима работа в них и невозможно развитие кооперации в нашей губернии.

Союз потребительных обществ также вынужден будет временно прекратить свое существование, ибо сознательно кооперативному объединению разрушать сельские кооперативы было бы более чем преступно.

Изложенное заставляет нас просить Вас, как представителя Центральной власти и члена Высшего совета народного хозяйства, выяснить в местном губернском исполнительном комитете Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов отношение к кооперативам губернии и указать па необходимость полного невмешательства в жизнь и работу кооперативов и отмены преждеизданных распоряжений о контроле над кооперативами и организации общественных лавок за счет кооперативов, а также издание на этот счет особого распоряжения но губернии.

Выяснение этого вопроса крайне важно, так как при создавшихся условиях существование губернского союза и сельских кооперативов невозможно.

Председатель правления - Миролюбов. Член правления - Т. Никонов. Секретарь - А. Капельгоф. 10. См. докладную записку Союза мукомолов в приложении.

Приложение

Правление Ставропольского губернского союза мукомолов.

9 июня ст.ст. 1918 г.

Комиссару труда и промышленности Российской Федеративной Республики гражданину А. Г. Шляпникову

Докладная записка

Союз мукомолов - это Союз людей опыта и труда, сплотившихся воедино исключительно с целью поддержания экономической мощи свободной России. Стоя только на платформе экономической, Союз неоднократно предлагал свои услуги местным органам, свою руку помощи в трудные минуты государственной жизни, и всегда, неизменно получал отказ, и лишь только потому, что партийные люди, сидящие у власти, имели превратное представление о Союзе мукомолов как о союзе буржуев, которых, по их мнению, не только не следовало поощрять, но наоборот стараются и старались не дать ему никаких прав, чем и вызвать его ликвидацию.

Теперь, когда костлявая рука голода все сильней и сильней сжимается, когда вопли голодных и стоны умирающих от голода людей раздаются все сильней, мы еще раз предлагаем вам свои услуги, хотим подать руку помощи голодному брату, дайте же нам эту возможность.

Союз мукомолов, видя тяжелое положение родины, в критическую минуту далек от разрешения всяких политических вопросов, желая отдать свои силы и опыт на борьбу со страшным бичом - голодом, просит оказать ему надлежащее доверие, гарантируя со своей стороны подвоз к станциям минимум по 200 вагонов муки в месяц, но при условии соблюдения схемы работ, которая будет представлена вам особо.

Председатель (подпись).

Член правления (подпись).

Секретарь (подпись).

Условие

Для выполнения гарантии о поставке вам ежемесячно муки на первое время по 200 вагонов и развития в будущем до более солидной цифры. Союзу мукомолов необходимо:

стр. 114


1. Иметь в своим распоряжении все жидкое и твердое минеральное топливо и смазочные масла, поступающие в Ставропольскую губернию, для нужд мельниц и молотилок.

2. И некоторую часть керосина и бензина, потребного для мельниц, количество которого будет указываться всегда особо.

3. Предоставление широких прав Союзу в отношении контроля над заводами, исполняющими его заказы.

4. Получение в распоряжение Союза некоторого количества (смотря по потребности) грузовых автомобилей для доставки муки к станциям, а топлива и машин к мельницам и двух легковых автомобилей для деловых поездок по губернии.

5. Свободный отпуск с мест производства всех товаров и машин, необходимых для мельничного обихода.

6. Сумма за полученное топливо, товары и машины будет покрываться нижеследующим образом: 50% наличными и 50% мукой и зерном, считая таковую по твердым ценам, но не менее ежемесячной нормы, как 200 вагонов, если товаров на склады Союза будет доставлено на сумму, равную стоимости 400 вагонов муки и зерна.

7. Твердые цены на товары, выписываемые Союзом мукомолов, считаются только тс, которые установлены на местах производства и плюс провозная стоимость, но без всяких других накладных расходов в пользу каких бы то ни было учреждений или организаций.

8. Союз мукомолов в свою очередь сдает зерно и муку по твердым ценам и плюс поверстная плата за доставку, не присчитывая никаких других расходов, требующихся на содержание многолюдных штатов, необходимых для точного выполнения взятых Союзом на себя обязательств.

9. Все учреждения и должностные лица Российской Федеративной Республики должны оказывать всяческое содействие Ставропольскому губернскому Союзу мукомолов для исполнения и достижения намеченных таковым целей экономического характера, как общественной организации, делающей дела, имеющие характер государственного значения.

10. Союз мукомолов признает над собой контроль высших и местных правительственных органов и отдельных лиц, действующих по их поручениям, но без активного вмешательства во внутренние распорядки Союза, если таковые не преследуют никаких политических целей.

И.о. председателя. Член правления. Секретарь (подписи неразборчивы).

11. См. "условия" в приложении (не публикуется. - Ред.).

12. См. сведения о потребляемом жидком и твердом топливе в приложении (не публикуется. - Ред.).

стр. 115


Категория: Исторические | Добавил: Grishcka008 | Теги: часть 3, За хлебом, и нефтью
Просмотров: 269 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Форма входа
Минни-чат
Онлайн Сервисы
Рисовалка Онлайн * Рисовалка 2
Спорт Онлайн * Переводчик Онлайн
Таблица Цветов HTML * ТВ Онлайн
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0